XII-я межрегиональная научно-краеведческая конференция

10-12 октября 2019 г. состоялась XII-я межрегиональная научно-краеведческая конференция «Геологическое и горно-индустриальное наследие Карелии и Кольского полуострова в образовании, музейном деле и туризме», посвященная 215-летию начала работы Суоярвского чугуноплавильного завода(1804—1904 гг.) и 155-летию начала работы Люпикковского чугуноплавильного завода (1864—1873 г.).

Организаторами конференции выступали: муниципальное бюджетное учреждение культуры «Региональный музей Северного Приладожья» (г. Сортавала), Сортавальская межпоселенческая районная библиотека, краеведческий клуб «Оберег» (г. Питкяранта), администрация Питкярантского муниципального района, администрация Суоярвского муниципального района и г. Суоярви, Историко-краеведческий музей Суоярвского района.

Конференция проходила поочередно в трех городах: в г. Сортавала, г. Питкяранта, г. Суоярви.  Мы  публикуем выступления участников конференции.

Оглавление:

  1. «Гранитная сказка Карельского перешейка». Санкт-Петербургский Горный университет  А.Я. Тутакова

  2. «Памятник  горно-индустриального наследия «Рудник «Герберц-1»: состояние, проблемы использования и благоустройства». Борисов И. В., к.г.н, ученый секретарь МБУК „РМСП“.

  3.  »Арочный железнодорожный мост через Янисйоки".  Черников Павел, краевед п. Харлу.

  4. «Митрофановский олово-и медеплавильный завод в Койриноя (1838—1859). К 160-летию закрытия завода». Борисов И. В., к.г.н, ученый секретарь МБУК «РМСП»

Гранитная сказка Карельского перешейка

Санкт-Петербургский Горный университет

 А.Я. Тутакова

Есть такая магматическая горная порода – гранит. Эта горная порода в основном состоит из таких минералов, как калиевые полевые шпаты, плагиоклазы, кварц и биотит. Образуются граниты обычно при затвердевании магмы внутри земной коры и имеют полнокристаллическую структуру и массивную текстуру. Интересна эта порода тем, что может иметь различные варианты цвета и разный размер зерна, в результате чего может получиться красивый рисунок при создании памятников или облицовке зданий гранитными плитами.

На Карельском перешейке – относительно небольшой территории между Финским заливом и Ладожским озером – можно встретить граниты розового, красновато-розового, розовато-коричневого, розовато-серого и серого цвета.

В городе Выборг в парке Монрепо на берегу Финского залива можно увидеть красновато-розовый гранит рапакиви с многочисленными крупными овоидами калиевого полевого шпата. Этому граниту было суждено стать одним из исторических символов Петербурга [А.Г. Булах, 1999]. Рапакиви – финское название такой разновидности гранитов. Эти граниты рапакиви Выборгского массива добывали на побережье Финского залива (территории современной Финляндии) в XVIII и XIX веках [М.С. Зискинд, 1989]. В Петербурге их можно увидеть в величественной внешней колоннаде Исаакиевского собора, Александровской колонне на Дворцовой площади, внутренней колоннаде Казанского собора, набережных Невы и других зданиях в центре города. В Финляндии и в настоящее время добывают этот классический для старой архитектуры Петербурга гранит рапакиви в громадном карьере «Виролахти», расположенном недалеко от границы с Россией (таможенного пункта Торфяновка-Ваалимаа).

В настоящее время розовые, розовато-серые и серые граниты рапакиви с небольшим количеством овоидов добывают на Карельском перешейке на месторождениях «Возрождение» и «Ала-Носкуа», которые расположены в 21-26 км к северо-востоку от города Выборг. Месторождение «Возрождение» расположено в 2 км к юго-востоку от железнодорожной станции Возрождение (Kavantsaari до 1948 г.). Граниты рапакиви на этом месторождении начали добывать с 1905 г. В Санкт-Петербурге многие станции метро облицованы гранитом рапакиви месторождения «Возрождение». Нижний вестибюль станции метро «Достоевская» (колонны и пол) почти полностью отделан таким гранитом рапакиви. Этот же облицовочный камень в Санкт-Петербурге вы можете увидеть:

  • в стеле «Городу-герою Ленинграду» на площади Восстания (1985 г.);
  • в пьедесталах памятников И.Е. Репину и В.И. Сурикову (1999 г.) в Румянцевском саду на Университетской набережной; И.С. Тургеневу (2001 г.) на Манежной площади;
  • в памятных знаках «Взятию крепости Ниеншанц» (2000 г.) в устье реки Охта (недалеко от Большеохтинского моста через реку Неву) и «Послание через века» (2002 г.) в виде раскрытой книги со словами А.С. Пушкина на Университетской набережной;
  • в обелисках «300-летию учреждения ордена Святого Апостола Андрея Первозванного» (2001 г.) на пересечении Большого проспекта и 6-7 линий Васильевского острова и на месте «Введенского собора лейб-гвардии Семёновского полка» (2001 г.) на Загородном проспекте напротив Витебского вокзала;
  • в музыкальных фонтанах (скульптурно-фонтанных комплексах) «Времена года» (2014 г.), «Мир детям» (2015 г.), «Источник вдохновения» (2017 г.) у торгового комплекса «Гранд Каньон» на проспекте Энгельса, д.154;
  • в памятнике «Воинам-авиаторам» (2018—2019 г) в виде миниатюрной часовни в сквере им. Льва Мациевича между Богатырским пр. и Аэродромной ул.

Эти примеры можно продолжать, так как граниты рапакиви месторождения «Возрождение» – одни из наиболее активно используемых в архитектурных объектах облицовочных камней, которые добывают на Карельском перешейке.

Розовые с коричневатым оттенком граниты рапакиви с редкими овоидами, которые добывают на месторождении «Ала-Носкуа», можно увидеть в пьедестале памятника Александру Невскому (2002 г.) на одноимённой площади в Петербурге, в памятнике К.Э. Циолковскому (2005 г.) на пересечении набережной Обводного канала и улицы Циолковского.

Месторождение «Каменногорское» находится в 2 километрах к северо-западу от города Каменногорск (Antrea до 1948 года). Месторождение известно с XIX века. Гранит имеет серый цвет с розоватым оттенком, мелкозернистую и среднезернистую структуру и массивную текстуру. Граниты Каменногорского месторождения использованы при создании мемориалов на Пискаревском (1960 г.) и Серафимовском кладбищах (1965 г.), ими облицованы гостиница «Астория» (1911—1912 гг.), автовокзал на набережной Обводного канала (реконструкция 2002 г.), станции метро в Петербурге. Из последних объектов – пьедестал памятника О.Ф. Берггольц (2015 г.) в Палевском саду на пересечении ул.Седова и ул.О. Берггольц.

Недалеко от железнодорожной станции и посёлка Кузнечное на Карельском перешейке добывали розовато-серые, красновато-розовые, розовые и серые крупнозернистые граниты. Местами эти граниты имеют слегка волнистый рисунок. До 1948 года железнодорожная станция называлась Каарлахти. И гранитный массив в районе этой станции назывался Каарлахтинский, теперь его название – Кузнеченский. С 1950 по 1994 год гранитные блоки добывали на месторождении «Перкон-Лампи», которое находилось в 1 км к северо-востоку от станции Кузнечное. Эти крупнозернистые серо-красные и красные граниты можно увидеть в пьедесталах памятников А.С. Пушкину (1957 г.) на площади Искусств, В.И. Ленину (1970 г.) на Московской площади, М.В. Ломоносову (1986 г.) на пересечении Университетской набережной и Менделеевской линии Васильевского острова. Эти граниты были использованы для отделки Литейного, Гренадёрского и Каменноостровского мостов в 1960—1970-е годы, набережных Робеспьера и Арсенальной, станций метро и других архитектурных объектов в Санкт-Петербурге [М.С. Зискинд, 1989].

Розовато-серые, розовые, красновато-розовые и серые крупнозернистые граниты Кузнеченского массива с 1998 по 2018 г. добывали на месторождении «Ладожское». Это месторождение расположено в 7 км к востоку от железнодорожной станции Кузнечное и в 13 км к северо-западу от города Приозерск, рядом с автомобильной дорогой Санкт-Петербург – Приозерск – Сортавала. Граниты месторождения «Ладожское» в Санкт-Петербурге вы увидите:

  • в памятном знаке «300-летию города, порта и таможни» (2003 г.) на стрелке Васильевского острова;
  • во внутренней облицовке Ладожского вокзала (2003 г.);
  • в пьедестале памятника Петру Багратиону (2012 г.) на улице Марата в сквере между домами 86 и 90.

Всё чаще в последние годы в новых архитектурных объектах в Санкт-Петербурге встречаются розовато-коричневые граносиениты. Эта горная порода является переходной между гранитами и сиенитами, так как кварца в граносиенитах меньше, чем в гранитах, а калиевого полевого шпата – больше по сравнению с гранитами. В настоящее время такие граносиениты добывают на Карельском перешейке преимущественно на месторождениях «Балтийское» и «Елизовское», периодически на месторождении «Дымовское» (Ояярвинская группа месторождений). Эти месторождения находятся примерно в 1 км друг от друга и все вместе в 8-9 км к северо-западу от железнодорожной станции Ояярви железнодорожной линии Санкт-Петербург – Выборг – Каменногорск – Хиитола – Сортавала. Эти граносиениты в Санкт-Петербурге вы можете увидеть:

  • в пьедестале памятника князю А.Д. Меншикову (2002 г.) перед Меншиковским дворцом на Университетской набережной;
  • в пьедесталах памятников А.А. Собчаку (2006 г.) на пересечении 26-й линии и Большого проспекта Васильевского острова, А.А. Ахматовой (2006 г.) на набережной Робеспьера в сквере между домами 12 и 14;
  • в памятниках Учителю (2010 г.) в сквере на пересечении улиц Учительской и Ушинского; Н.К. Рериху (2010 г.) в саду «Василеостровец» на 25-й линии Васильевского острова;
  • во внешней облицовке торгово-офисного центра «Olympic Plaza» (2011 г.) на пересечении улиц Марата и Стремянной;
  • во внешней облицовке 1-го этажа Инженерного корпуса Горного университета и 1-2 этажей многофункционального центра «Горный» (2015 г.) на пересечении Малого пр. и Наличной ул. и на пересечении улиц Наличной и Нахимова на Васильевском острове (вместе с гранитами рапакиви месторождения «Возрождение»);
  • в Триумфальной арке в честь 70-летия Победы в Великой Отечественной войне (2015 г.) на площади Воинской Славы в Красном Селе.

Все названные разновидности гранитов Карельского перешейка вы можете увидеть в фонтанных комплексах у Финляндского вокзала и на Московском проспекте у станции метро «Московская», открытых в 2005—2006 годах.

Граниты рапакиви месторождения «Возрождение» и граносиениты (преимущественно месторождения «Балтийское») активно используются при реконструкции и благоустройстве (в том числе при замене асфальтового покрытия на гранитные плиты и брусчатку) многих улиц, проспектов, площадей, набережных в центре Петербурга: Невский проспект (2001, 2008 гг.), Приморская набережная (набережная у Приморского проспекта) от Ушаковского моста до 3-го Елагина моста через Большую Невку (2008 г., граниты рапакиви месторождения Возрождение), Фурштатская улица (2009 г.), улицы Большая и Малая Конюшенная (2011 г., 2014 г.), набережная канала Грибоедова (2011 г.), проспекты Владимирский (2010 г.), Литейный (2010 г.) Чернышевского (2011 г.), Загородный проспект (2015 г.), улицы Кирочная (2013 г.), Восстания (2014 г.), Марата (2014 г.), Рубинштейна (2014 г.), Караванная (2014 г.), Пушкинская (2015 г.), Садовая (2015 г.), Итальянская (2015 г.), Маяковского (2015 г.), Малая и Большая Морская (2016—2017 г.), 1-я Советская (2017—2018 г., в том числе – основание под памятник карете). При реконструкции Пироговской набережной от Литейного моста до Малого Сампсониевского проспекта в 2010—2012 гг. использованы граниты месторождения «Ладожское».

Это всего лишь несколько примеров использования гранитов Карельского перешейка для создания памятников, облицовки зданий, реконструкции и благоустройстве улиц, проспектов и площадей в Санкт-Петербурге. Возможно, вам захочется больше узнать о гранитах и других природных облицовочных камнях. Всё больше литературы появляется об этом уникальном строительном материале – красивом, прочном и долговечном, каждый раз разном. Вы с удовольствием прочитаете о том, где и какой природный камень использовался при строительстве Санкт-Петербурга с первых лет его основания до наших дней. И не только в Санкт-Петербурге, есть интереснейшие архитектурные объекты, при создании которых использованы различные природные камни, и в других городах. А ещё можно поехать в район города Выборг или посёлка Кузнечное. Вы увидите граниты такими, какими они образовались около 1,5-2 миллиардов лет назад. И вы откроете для себя волшебный мир природного камня.

ЛИТЕРАТУРА

Булах А.Г., Абакумова Н.Б. Каменное убранство Петербурга. Город в необычном ракурсе. Санкт-Петербург, «Сударыня», 1997.

Булах А.Г. Каменное убранство Петербурга. Этюды о разном. Санкт-Петербург, «Сударыня», 1999.

Булах А.Г., Борисов И.В., Гавриленко В.В., Панова Е.Г. Каменное убранство Петербурга. Книга путешествий. Санкт-Петербург, «Сударыня», 2004.

Булах А.Г., Воеводский И.Э. Порфир и мрамор, и гранит…/Каменное убранство Петербурга. Санкт-Петербург, издательский и культурный центр «Эклектика», 2007.

Булах А.Г. Каменное убранство Петербурга. Шедевры архитектурного и монументального искусства Северной столицы. Москва, «Центрполиграф», 2009.

Зискинд М.С. Декоративно-облицовочные камни. Ленинград, «Недра», 1989.

Облицовочный камень Ленинградской области. Граниты Карельского перешейка в современной архитектуре Санкт-Петербурга. / А.Я. Тутакова, А.З. Романовский, А.Г. Булах, Ю.В. Лир; Комитет по природным ресурсам Ленинградской области. Санкт-Петербург, «Русская коллекция», 2011.

Тутакова А.Я. Природный камень Карельского перешейка в архитектуре Санкт-Петербурга. Санкт-Петербург, «Русская коллекция», 2014.

Обелиск «300-летию учреждения ордена Святого Апостола Андрея Первозванного» на пересечении Большого проспекта и 6-7 линий Васильевского острова. Фото А.Я. Тутаковой

Памятный знак «Послание через века» на Университетской набережной. Фото А.Я. Тутаковой

Памятник М.В. Ломоносову на пересечении Университетской набережной и Менделеевской линии Васильевского острова. Фото А.Я. Тутаковой

Памятный знак «300-летию города, порта и таможни» на стрелке Васильевского острова. Фото А.Я. Тутаковой

Памятник Петру Багратиону на улице Марата в сквере между домами 86 и 90. Фото А.Я. Тутаковой

Памятник князю А.Д. Меншикову перед Меншиковским дворцом на Университетской набережной. Фото А.Я. Тутаковой

 

Памятник  горно-индустриального наследия «Рудник «Герберц-1»: состояние, проблемы использования и благоустройства»

Борисов Игорь Викторович, к.г.н

ученый секретарь Регионального Музея Северного Приладожья.

Рудник «Герберц-1» — единственный официальный памятник горно-индустриального наследия в Питкярантском районе. Расположен он в двух километрах на северо-восток от центра города Питкяранта, в 500 м от отворотки на Хопунваара, по грунтовой дороге, ведущей в сторону озера Ниетъярви. Координаты центра рудника:610 35,093/с.ш., 310 30,390/в.д.

Рудник «Герберц-1» действовал с 1896 по 1903 годы, и принадлежал акционерному обществу «Ладога». Учредителями предприятия были Б. Герберц(B.Herberz) и А. Шварц (A.Schwartz). За все время работы на руднике было добыто 31 300 т железной руды (магнетита), в т.ч., в 1896 г. – 1500 т, 1897 г. – 4220 т, 1898 г. – 2500 т, 1899 г. – 1710 т, 1900 г. – 6230 т, 1901 г. – 4390 т, 1902 г. – 7200 т, 1903 г. – 3330 т.

Открытие рудника произошло в 1896 году, после того, как известный финский геолог Отто ГотлобТрюстедт(O.G.Trystedt) с помощью магнитометрических исследований обнаружил к северу от Питкяранта «Новое рудное поле» с богатыми залежами магнитного железняка (магнетита). К тому времени рудные запасы «Старого рудного поля» в Питкяранта истощились, и местные металлургические заводы переживали острую нехватку сырья.

Рудник «Гербертц-1» состоял из двух вертикальных шахтных стволов («западного» и «восточного»), пройдённых на расстоянии 30 м друг от друга, глубиной,соответственно, 35 м и 50 м. Первые 10-15 м стволы шахт шли по рыхлым (песчано-глинистым) четвертичным отложениям, а далее – по слюдистым сланцам, ниже которых вскрываликрутопадающую рудную залежь мощностью всего 0.5-1.5 мв серпентинизированных скарнахПиткярантской свиты.Эти скарны имели сложный состав, помимомагнитного железняка (магнетита), в них содержались: цинковая обманка (сфалерит), медный колчедан (халькопирит), железный блеск (гематит), плавиковый шпат (флюорит), известковый шпат (кальцит), диопсид, везувиан, хлорит, гранат  и другие минералы.Финский геолог П. Эскола нашел в шахте «Герберц-1» очень редкий минерал скарнов флюоборит- в виде розетковых сростков белых призматических кристаллов длиной 2-3 см.

Стволы шахт на глубине 20 м связывались друг с другом горизонтальным тоннелем – квершлагом, который облегчал работу шахтеров.

Добыча руды в шахтахосуществлялась горизонтальными тоннелями – штреками, пройденными по руднойзалежив юго-западноми северо-восточном направлении на 50-100 м в три уровня, на глубине примерно 20 м, 27 м и 39 м от поверхности.Ширина подземных выработок составляла от 1.5 до 2 м (в раздувах – до 3-4 м), а высота кровли – от 2 до 3 м (между целиками – до 5-8 м).

Полезным ископаемым рудника была железнаяруда (магнетит), в меньшей степени  – цинковая руда (сфалерит). Поднятую на поверхность руду разбирали вручную, выбирая из нее магнетит и сфалерит. Далее железная руда дробилась и грубо обогащалась методом электромагнитной сепарации на небольшой фабрике, работавшей в 50 м от шахт. С 1897 года железорудный концентрат загружался в специальные бадьи, которые по канатной дороге, работавшей от электродвигателя, подавалисьдля вторичного обогащения на обогатительную фабрику «Ристиоя», а с нее – на переплавку в доменные печи Александровского (с 1899 года) и других чугуноплавильных заводов Питкяранта.Цинковую руду складывали штабелями рядом с отвалами до лучших времен. Такая руда могла использоваться в лакокрасочной промышленности.

На территории бывшего рудника «Герберц-1»площадью  80 х 90 м2за прошедшие после окончания работ 116 лет сформировался уникальный техногенно-природный комплекс, включающий следующие элементы:

1. Устья двух затопленных стволов шахт с остатками бревенчатой крепи. Ствол шахты № 1 («восточный») в устье имеет сечение 3 х 6 м2; его очертания близки к прямоугольным и вытянуты в северо-восточном направлении. Рыхлые (песчаный грунт) борта выработки, находящиеся над водой, постепенно осыпаются из-за пришедшейв негодность бревенчатой крепи. В связи с этим, опасно подходить к стволу шахты близко. В прогнивших бревнах крепи кое-где заметны ржавые железные скобы, когда-то скреплявшие бревна и служившие ступеньками для спуска в шахту, а также — изогнутые арматурные прутья диаметром 10 мм. Чуть выше уровня воды в шахте (3 м от поверхности) сохранились остатки прогнившего бревенчатого настила, служившего в прошлом для передвижения шахтеров.

К 2007 году устье шахты в целях безопасности было перекрытонесколькими бревнами и хворостом, но к 2011 году, к началу спелеодайверных исследований, оно было разобрано.

Ствол шахты почти полностью затоплен грунтовой водой, которая стоит на глубине 4-4.5 м от поверхности. Бревенчатая крепь шахты, расположенная ниже уровня воды, сохранилась удовлетворительно, о чем свидетельствуют данныеспелеодайверных исследований, проведенных на руднике И.А. Козловым в 2011 и 2012 годах. Им был снят интересный фильм о затопленных шахтах  рудника «Гербертц-1».

Верхняя часть устья ствола шахты № 2 («западный»)  размыта водой и приняла форму песчаной воронки диаметром  8-9 м и глубиной до 5 м, слегка вытянутой в северо-восточном направлении. На дне воронки, где появляется вода, заметен вход в шахту сечением 5 х 2.5 м2, с остатками бревенчатой крепи, который до начала 2000-х годов был закрыт деревянным настилом.

2. Отвалы пород

На территории рудника находится два типа отвалов пород: «конусообразный» и «гребнеобразный». «Конусообразный» отвал расположен в 15 м к юго-востоку от устья ствола № 1, и имеет форму усеченного конуса. Высота отвала более4 м над его подошвой, диаметр 15-17 м. Территория вокруг отвала поросла хвойным лесом возрастом 50-70 лет, поверхность самого отвала – кустарником и молодыми деревцами.

«Гребнеобразный» отвал начинается в 15 м к юго-западу от ствола № 1. Длина отвала, вытянутого на юго-восток, составляет более 50 м, ширина 6-10 м, высота 2.2-2.8 м над подошвой. Поверхность отвала поросла молодыми деревцами, территория вокруг —  зрелым лесом. Вдоль внешнего борта отвала, обращенного к дороге, на 25 м тянется бревенчатаяподпорная стенка высотой 1-1.3 м, изрядно прогнившая. От нее вовнутрь отвала отходят такие же бревенчатые перегородки, образующие клети сечением 3 х 6 м2, в которые ссыпалась пустая порода.По мере роста отвала, клети оказались переполненными, и над ними образовалась высокая гряда камней. В одном месте два нижних венца подпорной стенки поддерживались вбитым в землю горняцким зубилом, которое было извлечено и передано Борисовым И.В. в фонды Питкярантского краеведческого музея  в середине 1990-х годов, как и спиральное плотницкое сверло, найденное у подножья отвала.

«Гребнеобразный» отвал уже многие десятилетия посещается любителями камня и студентами геологических и географических специальностей, в результате чего его поверхность изрядно перекопана. Здесь есть неглубокие закопушки, пройденные еще в 1970—1980-е годы, и совершенно «свежие» гораздо глубокие выемки.

В здешнем отвале можно найти хорошие образцы различных горных пород и минералов: светло-серых с зеленоватым оттенком серпентинизированных и серовато-белых с темно-серым «сетчатым» рисунком мраморов (они залегают ниже рудного слоя), зеленовато-серых и темно-зеленыхдиопсидовых скарнов с  хлоритом, гранатом, эпидотом, флюоритом, кальцитом, рудными минералами -сфалеритом (марматит), магнетитом, гематитом и другие.

3.Опоры канатной дороги, металлические штыри, руины фабрики, дренажная канава, дорога, окопы

Вдоль подпорной стенки «гребнеобразного» отвала, в двух местах, на расстоянии примерно 50 м, сохранились фрагменты опор подвесной (канатной) дороги — гранитные плиты с вертикальными металлическими штырями диаметром 28 мм и длиной 40-50 см и один изогнутый штырь длиной до 2 м. На некоторых из них видны большие крепежные гайки. На этих опорах раньше стояли деревянные столбы, поддерживавшие канатную дорогу длиной до 3 км, которая работала от электродвигателя.

«Гребнеобразный» и «конусообразный» отвалы разделены зарастающей дренажной канавкой длиной 25 м, шириной 0.5 м и глубиной 0.4 м, юго-восточного простирания, которая в прошлом служила для отвода воды от шахты.

В 40 м к северо-западу от устья ствола № 2, в лесной гуще, различаются железо-каменно-бетонные остатки фундамента железообогатительной фабрики площадью 9 х 9 м2).

Между шахтами, отвалами и дорогой на Ниетъярви расположена небольшая зарастающая полянка. По ней между стволами рудника, в северо-восточном направлении проходит старая «рудная» дорога.

На территории бывшего рудника также имеется множество неглубоких ям и окопов времен Великой Отечественной войны.

Впервые на руднике «Герберц-1»автор статьи побывал в 1982 году. Уже в то время рудник посещался студентами геологического факультета СПГУ и МГУ, но поверхность «гребнеобразного» отвала была практически не тронута. Рядом с отвалом лежал строительный мусор, который использовался для кострищ. В 1997 году, во время двухнедельной экспедиции Регионального музея Северного Приладожья, с рудника «Герберц-1» было вывезено немалое количество интересных образцов горных пород и минералов. Объект изучался автором статьи в 2003—2004 годах. Летом 2005 года  по проекту «Туристический маршрут «Питкярантские рудники  и заводы» вокруг ствола шахты № 1  силами Питкярантского профессионально-технического училища и Питкярантского краеведческого музея было установлено металлическое ограждение, которое позволило безопасно подходить школьникам и туристам к краю устья шахты. К сожалению, уже в первой половине 2006 года это ограждение было разобрано неизвестными лицами.

Территория рудника «Герберц-1» с 1995 года изредка посещалась школьниками и туристами во время экскурсий и научно-краеведческих конференций, организуемых Региональным Музеем Северного Приладожья. Значительно больше экскурсий сюда стало проводиться в 2002—2010 годы.

16-17 апреля 2006 года Карельская региональная общественная организация спелеологических исследований (КРООСИ) провела опытную откачку воды из ствола шахты № 1. Несмотря на все старания, удалось понизить уровень воды в шахте всего на 2-3 м (сказывалась заболоченность равнинной местности).В том же году КРООСИ провела еще три экспедиции, в ходе которых на территории рудника «Герберц-1» был убран сухой лес, валежник и мусор, выпилен кустарник.

Летом 2011 года в затопленный ствол № 1 рудника «Герберц-1» совершил свое первое погружение спелеодайвер из Санкт-Петербурга И. Козлов. Виюле 2012 года он повторил спуск в шахту, сняв интересный фильм о затопленных подземельях.

В 2011 году был предложен первый проект газопровода к городу Питкяранта, который прошел по территории старых шахт. В связи с этим, Министерство культуры обратилось к автору статьи с просьбой сделать заключение по поводу проектируемой трассы газопровода на предмет наличия или отсутствия рудников. Заключение было подготовлено в ноябре 2011 года. В нем говорилось, что, согласно Схеме расположения, линия проектируемого газопровода, действительно, проходит по территории, где находятся уникальные техногенно-природные ландшафты заброшенных шахт Рудного поля «Хопунваара» и «Нового рудного поля». Более того, оказалось, что газораспределительная станция «Питкяранта» запроектирована прямо на том месте, где находятся стволы шахт рудника «Герберц-1». Данное заключение рассматривалось в Министерстве природных ресурсов Карелии, проектировщиками газопровода в Москве, после чего было решено перенести линию газопровода подальше от старых шахт. Но и второй вариант трассы 2012 года также попадал в зону старых шахт, как на «Новом рудном поле», так и в черте города Питкяранта, по поводу чего автор статьи подготовил второе заключение.  В конечном итоге, проектировщикам пришлось отказаться и от второго варианта проекта газопровода.

В такой ситуации посягательства на объект истории горного дела со стороны промышленных корпораций, в 2012 году, автор статьи обратился в Министерство культуры Республики Карелия с просьбой постановки на государственный учет, как памятника истории горного дела,  территории бывшего рудника «Герберц-1». Просьба сопровождалась подробным описанием техногенно-природного ландшафта заброшенной шахты. 29 марта 2013 года был составлен акт государственной историко-культурной экспертизы по территории рудника «Герберц-1». 28 августа 2013 года вышел Приказ Министерства культуры Республики Карелия № 391 (за подписью Министра культуры Е.В. Богдановой) «Об учете вновь выявленных объектов культурного наследия», в котором, в частности, говорилось: «включить в Список вновь выявленных объектов культурного наследия в Республике Карелия, утвержденный приказом Министерства культуры Республики Карелия от 18 февраля 2000 года № 38 «Об учете вновь выявленных памятников истории и культуры»,  рудник «Герберц-1», 1896—1903 гг., расположенный по адресу: Республика Карелия, Питкярантский муниципальный район, Питкярантское городское поселение, кадастровый квартал 10:05:0050102, согласно приложению». В Приложении к Приказу № 391 («Список выявленных объектов культурного наследия»)рудник «Герберц-1» обозначен как «Достопримечательное место» удовлетворительного состояния, которое используется в рекреационно-туристических целях.

После этого документа, казалось бы, судьба заброшенного рудника «Герберц-1» должна была измениться в лучшую сторону.Верилось, что теперь территория техногенно-природного комплекса, наконец-то, будет приведена в надлежащий вид, и сюда можно будет безбоязненно приводить туристов. Но все оказалось иначе. Никаких работ по благоустройству территории рудника проведено не было, даже не установили информационного щита. Более того, в 2014 году, когда рудник «Гербертц-1» уже был включен в «Список выявленных объектов культурного наследия» как «достопримечательное место», на тропу, ведущую от грунтовой дороги на рудник, по решению главы Питкярантского городского поселения был свален строительный мусор (якобы, для дальнейшей засыпки устья ствола № 1).На отвалы рудника, как и раньше, по-прежнему, ходили студенты СПГУ и МГУ во время геологических практик, собирая образцы пород и минералов. За прошедшие 6 лет отсюда было вынесено немалое количество ценных камней.

Территория памятника продолжает захламляться мусором и зарастать лесом, отвалы пород растаскиваются, устья шахтных стволов осыпаются, по-прежнему не огорожены и представляют серьезную опасность для посетителей. Вероятно, памятник находится на балансе Питкярантского городского поселения, которое не может, а может быть и не хочет поддерживать элементарный порядок на уникальном геологическом и горно-индустриальном объекте. Министерство культуры в этом вопросе также стоит в стороне-до сих пор нет проекта консервации и  использования «достопримечательного места» рудника «Герберц-1» в рекреационно-туристических целях.И нам становится стыдно перед школьниками и туристами, изредка заглядывающими на заброшенный рудник, который, как предполагалось, должен был стать символом, памятникомрудной истории Питкяранта.

АРОЧНЫЙ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЙ МОСТ

ЧЕРЕЗ ЯНИСЙОКИ

 Черников Павел, краевед п. Харлу.

Каждый, кто ездил в д. Хямекоски Питкярантского района непременно осматривал финский железнодорожный арочный мост через реку Янисйоки. Мост впечатляет и в настоящее время.

фото 2019 года

Сегодня я расскажу про этот мост.

фото 1920 года

Ещё в конце XIX века несколько иностранных, в основном шведских и немецких, крупных строительных компаний открыли филиалы в Финляндии и проделали значительную работу, особенно в области строительства заводов и гидроэлектростанций.

За десятилетие до начала Первой мировой войны начинает активно применяться железобетонное строительство. Этим революционным методом строительства Финляндия обязана немцам.

Появление финской цементной промышленности связано со своевременным запуском цементных заводов в Паргасе (ныне Парайнене) и Лохья, и имело весомое историческое значение для последующего развития строительной промышленности. Те же самые проекты, будь они воплощены к 30-м годам XX века, уже не окупились бы из-за высокой стоимости и иностранной конкуренции.

После провозглашения независимости Финляндии, на несколько лет наступило нестабильное послевоенное время. Строительная отрасль находилась в упадочном состоянии, т. к. многие восстановительные работы проводились военными, не имевшими должных навыков и образования.

В послевоенное время железные мосты возводить чрезвычайно трудно: не хватает железа для этих нужд. Преимущество железобетона в значительном сокращении времени и стоимости строительства. Поскольку в Финляндии было построено два цементных завода, поставляющих продукцию высочайшего качества, именно железобетон рассматривался как доступный строительный материал.

В качестве напоминания о неспокойных временах появилась стратегически важная железная дорога Маткаселькя-Суоярви, как ответвление в сторону советской границы. Скорость её запуска показывала, что строящаяся железная дорога была необычной. Особенность в том, что за работой следили немецкие специалисты, посланные помочь финским инженерам и имевшие своих чиновников в районных офисах.

Трасса была экономически жизнеспособной, позволяя эффективно использовать гидроэнергию, доставлять полезные ископаемые и леса, находящиеся в изобилии вдоль неё. Без железной дороги эти обширные и богатые природными ресурсами регионы Карелии навсегда оставались бы в диком состоянии. Только благодаря хорошей связи с остальной Финляндией население могло получать достойное образование и работу.

На трассе нет серьёзных естественных препятствий, хотя она преодолевает болота и проливы, характерные для Карелии. Самой большой трудностью в построении этого стратегического маршрута, несомненно, стало преодоление Янисйоки, учитывая как объём работ, так и малое время строительства.

Как видим, идея создать собственную, финскую, строительную компанию, появилась не на пустом месте. Ощущалась острая нехватка специалистов, и ценились люди с хорошим инженерным образованием. В этих условиях и в то время, создание крупной строительной компании — это удачное событие с точки зрения общих интересов страны.

После основания и запуска в 1917 году строительной компании O. Y. Construсtor A. B., она сразу стала востребована и получила достаточно заказов, включая ремонт и реконструкцию наземных и железнодорожных мостов, разрушенных во время войны за независимость. Освоение железобетонного строительства было одной из первостепенных задач молодой компании. Позже она стала возводить не только мосты, но и жилые здания, торговые павильоны, фабрики, школы, больницы, гавани и гидроэлектростанции. Но всё начиналось именно с мостов, и одним из первых серьёзных проектов стало возведение моста через Янисйоки.

В апреле 1919 года Национальный совет гражданского строительства обратился к крупным компаниям с заказом на возведение моста с условием, чтобы мост был готов и открыт для движения той же осенью. В результате самое выгодное предложение поступило от O. Y. Construсtor A. B.

Контракт с подрядчиком на сумму 920000 марок был подписан 30 апреля 1919 года. Итак, нужно было построить мост протяжённостью 110 метров и значительной высоты всего за полгода. Каждый день был на счету и молодая компания без промедления взялась за работу.

Эмиль Холмберг (1864—1943)

Чертежи сделаны в чертёжной мастерской O. Y. Construсtor A. B. её начальником Эмилем Холмбергом. Холмберг был к тому же профессором Хельсинкского технологического университета и возглавлял строительный факультет.

При проектировании железнодорожной ветки учитывались интересы промышленности. В Хямекоски, на южной оконечности Янисъярви, находилась самая большая гавань озера, куда ежедневно направлялись паромы и баржи из Вяртсиля. Узкоколейка вдоль реки вела от гавани к фанерному заводу возле ГЭС. К слову, позже завод переоборудован в электро-металлургический и поставлял чугун на Вяртсильский метизный завод.

Место для моста у истока реки Янисйоки из озера Янисъярви выбрано не случайно: берега там на 12 метров выше паводковых вод. Было решено строить арочный мост. Предварительные расчёты показали, что наиболее экономичной будет система с двумя боковыми арками по 28,2 м, и средним пролётом шириной 30 м. Высота арок 10 м.

Расчёты на прочность произведены исходя из нагрузок, предусмотренных правилами 1915 года для строительства железнодорожных мостов, а в тех частях, где эти правила были неполными, применялись немецкие нормы 1916 года.

Особое внимание уделили поперечным участкам, потому что мост был достаточно высоким. Были исследованы натяжения в поперечных сечениях моста и предусмотрены деформационные швы для уменьшения нагрузок на элементы конструкции. Для дренажа в каждом пролёте решили установить по четыре чугунных трубы диаметром 15 сантиметров.

Строительные работы начались в начале мая. Мастерская, энергетическая подстанция, складские помещения были построены возле гавани на западном берегу реки Янисйоки. Как раз под западным проёмом нового моста проходила узкоколейка от завода Хямекоски, её использовали для подвоза материалов.

Как следует из технического чертежа, на пересечении западного конца моста были размещены дробилка, бетономешалка, подъёмники и передвижные краны.

Мане Муониоваара (1883–1958)

Работами руководил инженер Мане Муониоваара. Он родился в 1883 году. В 1909 году окончил Хельсинкский технологический университет, а после обучался в Ганноверском политехническом университете. С 1910 по 1913 годы успел поработать инженером железнодорожного транспорта у профессора Джалмара Кастрена и в строительной компании Ричарда Хеландера, пионера финского железобетонного строительства и основателя нескольких цементных заводов.

Вплоть до 1917 года Муониоваара был инженером на государственных железных дорогах. После создания O. Y. Construсtor A. B. занял должность главного инженера, а через два года стал исполнительным директором. К моменту строительства моста в через Янисйоки, Муониоваара опытный инженер, демонстрирующий в работе организаторские способности и высокий уровень знаний и подготовки.

Итак, работы начались в мае 1919 года с раскопок по берегам для установки наземных креплений. Эти опорные кронштейны выполнены из укреплённых бетонных блоков, установленных прямо на камни. В отличие от колонн, они не облицованы гранитом, но части, касающиеся почвы, заасфальтированы.

Три сваебойные машины, приводимые в движение электродвигателями через фрикционные лебёдки, днём и ночью вбивали сваи на дне реки. У западной опоры вырыта траншея, и огорожена двойной стеной, присыпанной грунтом, после чего строительную яму можно было легко поддерживать сухой с помощью двух центробежных насосов диаметром 100 и 150 мм. Глубина ямы от поверхности воды составляла 4 м.

Яма под восточную опору была глубже, достигая 6 м ниже уровня воды, но одновременное регулирование реки в течение всего строительства значительно облегчало работу. Был даже построен водосброс с затворной системой с шагом 3 метра между рядами.

Фундаменты опор прямоугольные, 6×2 м. Опоры устанавливались насухо. Поверхности опор защитили гранитным покрытием, добытым в Кааламо и доставленным по железной дороге в Вяртсиля, а затем в Хямекоски.

Песок доставлялся с песчаного островка в 4 км от берега озера Янисъярви. Частично оттуда же привезён и щебень, а частично с ближайших строек на этой железнодорожной ветке.

Дробилка использовала специальный локомотив мощностью 15 л.с., который позже понадобился во время бетонирования для нагрева сырья. Щебень измельчался в дробилке и просеивался по четырём показателям крупности: отсев (менее 5 мм), мелкая, средняя и крупная фракции (более 60 мм).

Строительные работы по формовке были тяжёлой задачей. Стойки соединялись болтами, леса сделали широкими для устойчивости и равновесия. Работа с опалубкой велась аккуратно; для достижения гладкой поверхности бетона наружная обшивка сделана шпунтованными досками. Было израсходовано 476 кубов древесины, и свыше четырёх тонн болтов и гвоздей. Строительные леса закончили 10 сентября.

На армирование бетона ушло 53 тонны круглых чугунных стержней толщиной от 6 до 30 мм. Арматура сгибалась в крюки на большом регулируемом гибочном станке. Вязка арматуры завершена 30 сентября.

Основная работа началась в последнюю неделю сентября и велась в две смены по 10 часов, прерываясь только по воскресеньям. Необходимую энергию получали от локомотива.

Бетон отправлялся в съёмный контейнер, который поднимался на нужную высоту. После подъёма бетон переливался в промежуточный резервуар, откуда мог транспортироваться по всему мосту. Это требовалось, чтобы сделать работу непрерывной. На мосту был запас бетона в резервуаре, и не приходилось ждать контейнеры. Для железобетонных работ было применено соотношение смешивания 1:3:3. Использовался только финский цемент Lohja и Parainen: на опорах — 235 м³, на суше — 160 м³, и на арках — 550 м³. Получилось 1940 контейнеров, их подсчитывали при подъёме.

Бетонирование моста велось до 11 октября. Когда бетон затвердел и пришло время снимать опалубку, решили её не распиливать, а рубить топорами, что ускорило работу.

26 ноября 1919 г. состоялись осмотр и приёмка моста в присутствии старших инженеров Эйнара Моринга и Вайно Ранка в качестве представителей заказчика, и инженера Мане Муониоваары от компании-исполнителя. Дали испытательную нагрузку, пригнав на мост два лёгких локомотива. Наблюдался допустимый прогиб в 10 сантиметров, мост полностью восстановил первоначальную форму, когда локомотивы отогнали.

Общие трудозатраты составили 131581 человеко-часов. Первоначальная смета была 920000 марок. Дополнительные расходы составили 108000 марок из-за того, что порода на восточной опоре была значительно глубже, чем показали предварительные расчёты. Таким образом, общая стоимость составила 1028000 марок, то есть 1700 марок за квадратный метр.

Несмотря на лёгкий внешний вид, на мосту мало вибрации. Завершение этого проекта показывало на практике преимущества железобетона и способствовало строительству подобных мостов в Финляндии.

Мосту уже сто лет, приезжайте его посмотреть! У меня всё, благодарю за внимание.

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА:

  1. Tekniska föreningens i Finland förhandlingar № 5, 01.05.1921, с. 79-82;
  2. Teknillinen aikakauslehti № 4, 01.04.1921, с. 372-375;
  3. Teknillinen aikakauslehti № 4, 01.04.1919, с. 144-146;
  4. Teollisuuslehti № 8, 30.04.1927, с. 101-102.

 

Митрофановский олово-и медеплавильный завод в Койриноя (1838—1859)

 к 160-летию закрытия завода

Борисов Игорь Викторович,

ученый секретарь «Регионального музея Северного Приладожья»

В августе 1830 года отставной коллежский советник, чиновник 7-го класса, подполковник в отставке, дворянин  Всеволод Иванович Омельянов обратился к Горному Берг-интенданту Финляндии, финскому геологу, члену-корреспонденту Императорской академии наук Нильсу Норденшёльдту с просьбой проконсультировать его относительно перспектив разработки руды в Питкяранта. Норденшёльдт, ссылаясь главным образом на данные горного мастера Лундстрема, посоветовал Омельянову продолжить разведочные работы в Питкяранта в надежде отыскать здесь богатую руду. Так началась новая, яркая страница в истории освоения Питкярантского олово-полиметаллического месторождения.

В одной финской статье 1930-х годов, посвященной горной истории Питкяранта, как-то небрежно упоминается о «неком господине Омельянове». На самом деле, Всеволод Омельянов был известным и заслуженным человеком, о котором упоминается в ряде российских источниках. Именно ему удалось начать промышленную добычу олова и меди в Питкяранта и запустить первый на севере России меде-и оловоплавильный завод.

Согласно документам, Всеволод Иванович Омельянов (1777—1847 гг.) владел крупными поместьями с крепостными крестьянами в различных русских губерниях: в деревнях Глотиха (14 душ м.п.), Гора (17 душ м.п.), Заболотье (3 душ м.п.), Афанасьевская (7 душ м.п.), Антиповская (13 душ м.п.) Давыдовской волости; в волостях Вологодского и Кадниковского уездов (830 душ м.п.), в Новгородской губернии (19 душ м.п.).

Родился он в семье Ивана Андреевича Омельянова, артиллерии поручика (в 1793—1795 гг. внесен в 6-ю часть дворянской родословной книги Вологодской губернии) и Екатерины Михайловны, урожденной Засецкой (Список помещиков Вельского уезда Вологодской губернии (1820-начало 1830-х гг.).

Иван Андреевич Омельянов (1744 – после 1811 гг.) был родом из дворян Вологодского наместничества и округи. Он владел крепостными крестьянами в сельце Смыково, где было имение (138 душ), в Кадниковской округе (27 душ), в Вельской округе (10 душ), в Белозерском уезде Новгородского наместничества (28 душ), всего 203 душами крестьян. В другом документе говорится, что Иван Андреевич  Омельянов владел 142  душами крестьян м.п. и 141 душами  ж. п. – в сельце Смыково, сельце Васильково, сельце Елизарово, деревнях Хохлуйке, Пазухине, Тарасовской Кубенской трети, Глотово, Сидорово, Павлово, Куркино и др. Это наследство досталось ему от его родителей, жены Екатерины и ее матери Евдокии.

Еще в 1758 году он поступил на службу. Начинал с нижних чинов и дослужился до офицерского чина – поручика в 1770 году. Был участником Турецкого похода 1769—1770 годов. С 1 мая 1779 года, до открытия в Вологде наместничества, три года служил заседателем в Вологодском Совестном суде. С 1 июля 1789 года был избран предводителем дворянства Устюжского уезда.

Иван Андреевич Омельянов был женат на дочери поручика Михаила Засецкого – Екатерине Михайловне (1745 – после 1805 гг.) и Евдокии Михайловны (род. в  1718 г.), которая была сестрой артиллерийского офицера А.М. Резанова.

В 1784 году поручику Ивану Андреевичу Омельянову было 40 лет, а его жене Екатерине Михайловне – 39 лет. В семье росли дети – дочери  Анна (14 лет), Мария (13 лет), Александра (11 лет), Наталия (3 года), сыновья – Всеволод (7 лет), Павел (2 года).  Жили Омельяновы в своем имении в сельце Смыково.

Их сын Всеволод Омельянов, родившийся в 1777 году, был изображен на портрете одним неизвестным художником; портреты также были  посвящены его отцу и матери. Всеволод Омельянов, которому тогда исполнилось примерно 4 года (1871 г.) изображен (по правилам парадного портрета) в парадной позе, в военном мундире Лейб — гвардии Преображенского полка (он был приписан к нему с рождения) – в зеленом кафтане с красными отворотами и обшлагами, красном камзоле и таких же штанах, с черной офицерской шляпой под мышкой и детской шпагой, заткнутой за пояс. На нем – белые чулки, черные туфли с блестящей пряжкой, висит кожаная портупея с инициалами Екатерины II. В 13 лет Всеволод Омельянов уже имел  воинское звание сержант.

                                             Портрет Всеволода Омельянова (примерно 1781 г.).                                                                                    М. Даен. Атрибуция портретов XVIII в. из собраний ВГИАХМЗ                                             // Памятники культуры: Новые открытия, 1977, Москва – 1998 г., ч. 1.

С 1812 года Всеволод Иванович вновь перебрался в сельцо Васильково (верховье реки Вологда), откуда был родом отец его матери (дед) Михаил Засецкий, и очевидно, увез с собой фамильную портретную галерею (М. Даен. Атрибуция портретов XVIII в. из собраний ВГИАХМЗ // Памятники культуры: Новые открытия, 1977, Москва – 1998 г., ч. 1).

Всеволод Омельянов одно время был собственником деревни Матвеевское, хотя постоянно проживал в Санкт-Петербурге. В 1847 году, после смерти В. И. Омельянова, деревня Матвеевское перешла по завещанию его сестре помещице Александре Ивановне Станиславской (Омельяновой).

23 ноября 1832 года В. И. Омельянов получил от Императорского Финляндского Сената права на разведку и разработку 14 видов руды в Импилахтинском и Суйстамском приходах, в т.ч. в Питкяранта, но с условием – уже через 3 года (в 1835 г.) наладить выплавку металлов. Омельянову также разрешалось пользоваться лесами на всем северном побережье Ладоги. Таким образом, Омельянову были предоставлены весьма благоприятные условия для успешного запуска рудников и завода, но год спустя решение по лесу было отменено (Копонен П. Мое отечество-Импилахти. Хельсинки, 1993).

В 1833 году  В. И. Омельянов по совету директора Горного Департамента Финляндии Нильса Норденшёльда совершил ознакомительную поездку в Англию, Францию и Германию, где осмотрел самые большие и передовые в Западной Европе горные предприятия и металлургические заводы. Побывав в Саксонии, в т. ч. во Фрайбергском округе – древнейшем и знаменитом горнорудном центре Западной Европы, он наблюдал за работой рудокопов и металлургов, и пригласил приехать в Питкяранта из Фрайберга известного саксонского горного мастера Густава Фредрика Альбрехта. Тот согласился, и в течении почти 4 лет (1834—1837) успешно руководил горными работами и строительством завода Омельянова (Трюстедт О. Г. Питкярантские рудники и заводы. Гельсингфорс, 1907).

В 1834 году Питкяранта посетил горный инженер, металлург, впоследствии профессор Санкт-Петербургского горного корпуса Григорий Алексеевич Иосса, и составил первое геологическое описание Питкярантского месторождения (Иосса Г.А. Известие о нахождении олова и меди в Питкяранта в Финляндии // «Горный журнал», Санкт-Петербург, 1834 г., ч. 4.).

Питкярантский прииск в 1834—1836 годы разведывался Густавом Альбрехтом 4-мя шахтами, которые впоследствии получили названия в честь их владельца – «Омельянов-1», «Омельянов-2», «Омельянов-3», «Омельянов-4», а также 21 — шурфами. Разведочными работами В. Омельянова в Питкяранта, между старой шахтой Чеботарева и горой Аласуонмяки,  была  встречена «жила» (рудное тело) мощностью до 8.5 м, длиной 533 м, простирающаяся с северо-запада на юго-восток и падающая на юго-запад под углом 600. В 22 выработках была обнаружена медная руда и в трех – оловянная.

Но все руда, особенно оловянная, была небогатая, и это обстоятельство задерживало запуск плавильного завода. Г. А. Иосса отмечал в 1834 году, что когда будет найдена в Питкяранта хорошая руда, то тогда же приступят и к заложению плавильного завода с обогатительной фабрикой и плавильными печами, место для которого уже выбрали в 7 верстах от рудников, на порожистой речке Койриноя, вблизи ее впадения в Ладожское озеро.

В 1835 году завод так и не был запущен, даже не началось его строительство. Заготовленная древесина была повреждена пожаром (возможно, из-за поджога), что составило убытки в 6 000 рублей. Учитывая это, Горный Департамент Финляндии предоставил В. И. Омельянову отсрочку еще на два года, при этом лишив права неограниченного использования леса.

К 1837 году на Питкярантском руднике понемногу шла разведка руды, работала небольшая плавильная печь, стояли жилые строения. Для транспортировки руды из Вологодской губернии в Койриноя было доставлено судно тоннажем в 128 т.

Только в конце 1837 года закончилось строительство «завода по обработке руд» на водопаде Койриноя, но работать он начал только через несколько лет.

Завод Омельянова находился на нижнем пороге реки Койриноя (Койриноянкоски), где до него стояла лесопилка Громова. Еще в 1752 году здесь был построен четырёхрамный лесопильный завод, который поставлял пиломатериалы в Санкт-Петербург. В начале  XIX века этот завод также снабжал материалами Койринойский док, где строились легкие суда – лодии, соймы и галиоты. До 1824 года предприятие в Койриноя принадлежало графине А. А. Орловой-Чесменской. В 1825 году лесопильный завод в Койриноя графиня продала  купцу первой гильдии и коммерции Советника Феодулу Григорьевичу Громову — родоначальнику династии предпринимателей-лесопромышленников. Он владел несколькими вододействующими лесопилками в Выборгской губернии и чугуноплавильным заводом в Суоярви. В 1835 году лесопильный завод в Койриноя сгорел, и тогда здесь В. И. Омельянов начал строительство металлургического завода, названного Митрофановским (Митрофаниевским) — в честь Святителя Митрофана Воронежского – епископа, проповедника, просветителя, чудотворца, сподвижника императора Петра Первого. Это имя завод получил не случайно. Святитель Митрофан жил в то время, когда в Воронеже строили первые русские корабли. Рядом с заводом Омельянова, в Койринойском доке, когда-то тоже строили отличные парусные суда для плавания по Ладожскому озеру. По другой версии, название завода связано с обретением в Койриноя иконы Св. Митрофания Воронежского.

В 1838 году Всеволода Ивановича Омельянова постигло новое бедствие. В тот год цингой заболело 70 рабочих (в основном из крепостных), 13 из которых умерли. Один человек погиб в койринойском водопаде. Работы были остановлены, началось судебное расследование. Шахты в Питкяранта стояли под водой.  Вероятно, в том же 1838 году с простаивающего предприятия ушел его управляющий Густав Альбрехт, который завел свое дело.

Учитывая сложившееся положение, Горный Департамент Финляндии предоставил Всеволоду  Омельянову для запуска завода отсрочку ещё на один год (до 1839 г.)

В это сложное для Всеволода Ивановича Омельянова время (1838 г.) Питкярантские рудники и строящийся в Койриноя завод посетил капитан горной службы В. П. Соболевский. Он встретился с Густавом Альбрехтом, со слов которого записал сведения по состоянию дел и геологии месторождения (опубликованы в книге «Обозрение Старой Финляндии и описание Рускольских мраморных ломок», изданной в Санкт-Петербурге в 1839 году). К тому времени шурфованием была прослежена «жила» (рудное тело) длиной 2 ¾ версты, пройдены разведочно-добычные шахты («омельяновские»), самая глубокая из которых достигла глубины 43 м. На некоторых участках содержание оловянной руды было даже выше, чем на знаменитом Альтенбергском оловянном месторождении в Саксонии, разрабатываемого с 1450 года! Все это предсказывало успех предприятию Всеволода Омельянова.

Но несмотря на отсрочку, и в 1839 году Митрофановский завод еще не работал. По этой причине летом 1840 года на предприятие Омельянова с инспекторской проверкой прибыл горный мастер из Санкт-Петербурга. Шахты в Питкяранта бездействовали и стояли под водой, завод не был достроен. Для скорейшего запуска завода и шахт В. И. Омельянову был предоставлен государственный заем в 100 тысяч рублей серебром.

В 1839—1840 годах в Койриноя продолжали совершенствовать плавильную установку, построили обогатительную фабрику. В это же время завершилось строительство усадьбы Омельянова и жилого дома горного инженера.

До 1840 года Всеволод Иванович Омельянов издержал на свое предприятие более 200 000 рублей, но так и не выполнил взятых на себя обязательств.

21 ноября 1840 года постановлением Императорского Финляндского Сената были подтверждены права В. И. Омельянова на разработку Питкярантского олово-медного месторождения.

До мая 1841 года на Питкярантских рудниках и Митрофановском заводе трудилось около 180 крепостных Всеволода Омельянова.

Таким образом, с 1838 по 1842 годы шахты и завод Омельянова не работали.  Наконец, 23 июля (ст. стиля) 1842 года на недостроенном до конца Митрофановском заводе под руководством известного русского металлурга и горного инженера Григория Алексеевича Иосса была проведена первая опытная плавка олова. Это событие стало знаменательным для всей России и даже Северной Европы!

В 1842 году на Митрофановском заводе из 1.6 т оловянной руды было выплавлено 104 кг олова. Часть металла ушла в уплату за продовольствие купцам Громовым, а часть отправили на промышленную выставку в Москву, где питкярантское олово получило высокую оценку (У. Мартикаинен. Ранние стадии развития Питкярантских заводов//газета «Карьяла», 31.05.2007 г.).

В 1842—1843 годах Митрофановский завод действовал, но все еще продолжал строиться. К ноябрю 1844 года на 4-х шахтах Всеволода Омельянова было добыто 1 237.5 т медной и оловянной руды.

Первое краткое описание Митрофановского завода было составлено и опубликовано в «Горном журнале» за 1843 год (Иосса Г. А. Некоторые замечания о рудниках и заводах Финляндии вообще, и в особенности о медном и оловянном производстве в Питкяранте // «Горный журнал», Санкт-Петербург, 1843 г., ч. 4, кн.11).

Подробное описание завода было составлено самим Всеволодом Ивановичем Омельяновым (при участии Г. А. Иосса) 4 ноября 1844 года по указанию Управляющего Российским Министерством Финансов Стас-Секретаря Ф. Фронченко. Данный документ на 45 листах рукописного текста под названием «Опись и оценка Митрофановского медно-оловянного плавильного завода в Импилахтинском приходе Сердобольского уезда» хранится в Ленинградском областном государственном архиве города Выборга (ЛОГАВ, Ф. 1, оп. 2, д.35, 1844 г.).

Согласно указанным документам, завод состоял из плотины, обогатительной фабрики, плавильни, мастерских и прочих хозяйственных и вспомогательных сооружений.

Плотина была выложена из местного камня выше водопада Койриноянкоски, на гранитной скале, поперек реки Койриноя. Длина плотины достигала 21 м (по долине) и 7 м (по дну). К ноябрю 1844 года плотина была сделана лишь на 40 %.

Устройство плотины на реке Койриноя привело к тому, что вода стала изливаться с высоты 9 м, тогда как природная высота водопада Койриноянкоски достигала всего 6 м. От старой плотины до наших дней сохранились  невысокие каменно-земляные гряды, разделенные потоком речной воды.

От плотины к водяным (наливным) колесам обогатительной фабрики и плавильни шли два деревянных водопровода, вставленных в скалу и закрепленных на деревянных столбах и срубах. В начале водопровода стоял шлюзный домик, но он  сгорел 1 января 1844 года.

Ниже плотины, на западном (правом) берегу реки Койриноя, находилась рудообогатительная фабрика. Она представляла собой деревянное двухэтажное здание длиной 28.8 м, шириной 14.9 м и высотой 8.5 м.

На нижнем этаже фабрики для обогащения оловянных руд были устроены «две мокрые толчеи (с рудничными стойками для обработки оловянной руды) о 9 пестах каждая, с принадлежащими к ним мучными проводами и зуммером… два штосгерда (горный переносной промывальный стан), два шлемграбена и четыре кергерда (обогатительное устройство типа стола)», рудобойный молот, дробильные валки и место для рудоподъемного механизма. Велось строительство третьей толчеи.

На верхнем этаже находились «обмывочный разделительный стан, пара неподвижных отсадочных решёт». На хорах были устроены рудоразборные верстаки и места для дробильных валков с рудоразборными решётами.

Три водяных колеса вращались под напором текущей из водопровода воды со скоростью 3-4 оборота в минуту и приводили в движение остальные механизмы обогатительной фабрики.

Первое колесо диаметром 7 м вращало рудобойный молот, обмывочный рудоразборный снаряд, дробильные валки и рудоподъёмные механизмы.

Второе колесо диаметром 6 м приводило в движение два штосгерда, две аранидки (отсадочных решета). Впоследствии от этого колеса еще должны были работать одна аранидка и одна мокрая толчея.

Третье колесо диаметром 5 м двигало две мокрых толчеи и две пары аранидок.

На фабрике также обогащалась не только оловянная, но и медная руда; она проходила через рудоразборные верстаки и аранидки и сортировалась по крупности на девять сортов, а по богатству – на три сорта.

Шлих (смесь мелкодробленой руды и воды) проходил долгое обогащение в толчейных каналах, шлемграбенах, штосгердах и кергердах, и доводился до нужной кондиции, содержащей около 50 % оловянного камня (касситерита). Ежечасно рудничные стойки измельчали до 110-112 кг  руды, которую доставляли из Питкяранта баржами по Ладожскому озеру.

Обогатительная фабрика, естественно, не сохранилась, ведь прошло 160 лет после закрытия завода. От нее остался небольшой намывной островок ниже водопада, да прогнившие столбы фундамента – в русле правого рукава реки.

На восточном (левом) берегу реки Койриноя находилась плавильня. Она представляла собой деревянное здание длиной 35.5 м, шириной 13.5 м, с крышей, покрытой тесом. От водопроводных русел поперек завода шли два перехода. В одной половине здания стояли две шахтных печи квадратного сечения (89×89 см) для плавки купферштейна и чёрной меди, оловоплавильная печь и вагранка для разлива металла.

Внутренние стены печей были выложены белым огнеупорным кирпичом с клеймом «WALBOTTLE» (производился в Англии в деревне Уолботтл на заводе «Walbottle Coal § Firebrick Co»), а наружные стены и своды печей – огнеупорным кирпичом из андомской глины, смешанной с графитом.

Печи для плавки медной руды находились в одном корпусе, выложенном из красного кирпича с прокладками из сланца и обвязанного, для прочности,  железными обручами.  Фундамент под печами был выполнен из плит сланца, скрепленных известью. Основанием служила скала.

Вагранка была выложена внутри огнеупорным кирпичом (английским и андомским) и снаружи обтянута котельным железом. Во второй половине здания были приготовлены места еще для двух шахтных печей и двух вагранок.

В пристроенной к заводу деревянной меховой избе шириной 12.5 м и высотой 8.7 м находилось наливное колесо диаметром 7 м с железными шипами. Оно вращалось под действием бегущей по водопроводу воды и через три чугунных зубчатых колеса, железные кривошипы и чугунные валы, приводило в движение три деревянных воздуходувных цилиндра, нагнетавших воздух к шахтным печам, гаргерду и вагранкам.

На Митрофановском заводе имелись два деревянных строения с отражательной печью для обжигания оловянных шлихов. Свод и внутренние стены печи были выложены из английского, а поды – из андомского огнеупорного кирпича. В специальной каменной  трубе были устроены ловушки для осаждения вредных примесей, выжигаемых из шлихов.

Время и человек уничтожили следы плавильни. Теперь в зарослях кустарника с трудом различаются невысокие каменно-земляные холмики на месте печей. Если покопаться, то под слоем мха и земли можно найти фрагменты белых огнеупорных кирпичей английского производства. Несколько таких кирпичей с клеймом хранятся в фондах Питкярантского и Сортавальского краеведческих музеев и краеведческого клуба «Оберег».

Согласно описи 1844 года, на территории Митрофановского завода также находились: несколько сараев с шестью кирпичными стойлами и подами для обжигания купферштейна, один угольный сарай, кузница с тремя кирпичными горнами и ручными кожаными мехами, три магазина для припасов, материалов и  инструментов, три сарая для производства кирпича и хранения досок, постройка с двумя  печами для обжига кирпича и извести…

Через реку Койриноя, выше водопада, было устроено два моста. Ещё один мост проложили через отводной канал.

Набережная напротив плавильни и обогатительной фабрики укреплялись природным  камнем. В полукилометре от завода находилась деревянная пристань для судов.

Вблизи завода стояли разные хозяйственные и жилые постройки. Для смотрителя, приказчиков, мастеровых и рабочих были устроены казарма и пять домиков. На заводе также имелись: конюшня,  коровник, свинарник, птичник, рига, амбар, две бани и два погреба. На холме, недалеко от завода, был построен большой хозяйский дом с семью комнатами и кухней, 11-ю дверями и 17-ю окнами. Всеволод Иванович Омельянов бывал здесь нечасто, но очень любил это место.

На заводе имелись все необходимые для добычи руды, выплавки металлов и строительства инструменты и оборудование: два копра для забивки свай (к ним чугунные бабы весом 320 кг и 480 кг), две пожарных трубы, два земляных бура из железа, ворот, 5 чугунных прессов для изготовления кирпича, один деревянный пресс для отжимания торфа, токарный станок, трое весов (с железными оковами и чугунными гирями), топоры, лопаты, пилы, духометр, микроскоп, лупы…

На заводе хранилась  специальная литература по горному делу и выплавке металлов на русском, французском, немецком, шведском и английском языках.

Митрофановскому заводу принадлежала водяная мукомольная мельница, находившаяся в 1.5 км выше по ручью на пороге Мюллюкоски, с рубленой плотиной на водопаде высотой 4.3 м. Здесь планировалось в будущем поставить вспомогательное  заводское оборудование.

Почти весь контингент рабочих на рудниках и заводе (150-180 человек) состоял из крепостных В. И. Омельянова, дневной заработок которых составлял всего 10 копеек, но были и вольнонаемные. Рабочие жили в очень плохих условиях.

В 1843 году 102 мужчины и 9 женщин – крепостных Всеволода Омельянова, не выдержав изнурительного труда, самовольно покинули завод и рудники, и пришли с жалобой на хозяина в уездный центр – город Сердоболь (Сортавала). Здесь их арестовали и передали городскому исправнику. После этого провинившихся крепостных отправили по месту их проживания в Вологодскую губернию, где они были подвергнуты наказанию (У. Мартикаинен. Ранние стадии развития Питкярантских заводов //газета «Карьяла», 31.05.2007).

В 1844 году на предприятии В. И. Омельянова служили пять немецких специалистов: два заводских мастера, два горных мастера, механик. На тяжелых работах использовался труд крепостных (60 человек) и вольнонаемных.

По данным горного инженера Цебрикова, с 1842 по 1847 годы на Митрофановском заводе было выплавлено всего 8 т. олова. Часть олова (около 32 кг) использовалась для собственных нужд на заводе, а остальная – отправлялась на продажу, в т. ч. и в лавки Сердоболя. Медное производство также не было как следует налажено. Руду продолжали добывать, но ее пока только складывали на поверхности до лучших времен. Тем не менее, при В. И. Омельянове (1842—1847) на Митрофановском заводе, по некоторым данным,  было выплавлено 36 т купферштейна (неочищенной меди).

В 1847 году, в возрасте 70 лет, Всеволод Иванович Омельянов скончался. Он затратил на своё производство (завод и шахты) огромную сумму в 1 500 000 рублей, но так и не получил желаемой прибыли. Наследники Омельянова не захотели продолжать убыточное дело, и в том же году продали предприятие за 40 000 рублей серебром через Г.А. Иосса  Санкт-Петербургской «Питкярантской компании».

Митрофановский завод, сменив хозяина, продолжал работать и после смерти его основателя, но постепенно приходил в упадок, особенно после того, как пострадал от пожара. В 1859 году «Питкярантская компания» закрыла завод по причине больших расходов, в первую очередь, связанных с удаленностью предприятия от действующих шахт (7 км). К этому времени у «Питкярантской компании» уже были новые заводы, находившиеся в  1-2 км от рудников.

В 1906 году в гавани Койриноя был построен док, но он использовался не в полную силу, т.к. не было еще железной дороги из города Сортавала. В 1909—1911 годы в Койриноя действовала лесопилка компании «Померанце», специализирующейся на железнодорожных и горных шпалах. Из-за отсутствия железной дороги она была упразднена.

С начала 2000-х годов водопад Койриноянкоски становится излюбленным местом остановки туристов многих турфирм из Санкт-Петербурга, Москвы и других городов. В 2013 году на остатках плотины по инициативе Регионального музея Северного Приладожья, при активном участии начальника отдела культуры Питкярантского района Н. А. Лутохиной и одного из местных горнодобывающих предприятий, был установлен памятный камень с металлической табличкой, надпись на которой гласит «На этом месте с 1842 по 1859 годы работал Митрофановский олово-и медеплавильный завод».   Наконец, место было обозначено!

Время и человек практически полностью уничтожили все постройки и сооружения Митрофановского завода – первого олово – и медеплавильного завода на севере России.  Лишь водопад всё так же величав и прекрасен, как и раньше, разве только воды в нём стало значительно меньше, а река Койриноя превратилась в ручей. Но еще сохранились фрагменты плотины и бревенчатых свай обогатительной фабрики…

Узкое русло ручья, пробитое в темно-красных гранитных скалах, мощная струя темной воды, падающей с трёхметровой высоты,  крутые и высокие берега долины, хорошая доступность (всего 200 метров от шоссе), делают водопад Койриноянкоски широко известным среди местных жителей и туристов, приезжающих на северный берег Ладоги. Во время экскурсий, организуемых Региональным Музеем Северного Приладожья (г. Сортавала) и Питкярантским краеведческим музеем им. В.Ф. Себина, школьники, студенты и туристы узнают об истории ушедшего в небытие Митрофановского плавильного завода.

К сожалению, помимо красоты природы туристы видят здесь и кучи мусора, который сбрасывается уже многие десятилетия в овраг или тут же, у тропы, где ходят люди.

Территорию бывшего Митрофановского завода, с остатками плотины, фундамента обогатительной фабрики и плавильных печей, а также сам водопад Койриноянкоски, необходимо поставить на государственный учет как памятник природы и истории. Здесь необходимо провести работы по археологическому обследованию, благоустройству и музеефикации местности, с которой началось становление и развитие металлургии и горного дела в Питкяранта. В противном случае, эта уникальная с позиции истории территория будет зарастать и захламляться мусором, либо превратится в безликую и уродливую промышленную зону  завода по разведению рыбы.

Оставить комментарий

Ваш email адрес не будет опубликован.Поля обязательные для заполнения *