Великой Победе посвящается...

ВСПОМНИТЬ ВСЕХ ПОИМЁННО

В этой статье мы будем публиковать о судьбах людей ковавших нашу Победу.

  1. Поцелуева (Казанина) Тамара Васильевна
  2. Клёпова (Суханова) Зинаида Николаевна
  3. Ермолаева Элина Матвеевна
  4. Горохов Иван Петрович
  5. Мартьянова Антонина Дмитриевна
  6. Шабан Алеся Тимофеевна
  7. Собакин Фёдор Михайлович
  8. Кюршунов Иван Ефимович
  9. Горбачев Дмитрий Михайлович
  10. Кольва Григорий Кузьмич
  11. Забирунов Владимир Андреевич
  12. Онохов Венидикт Николаевич
  13. Кашин Иван Осипович
  14. Сосик Василий Иванович
  15. Харитонов Борис Степанович
  16. Фомина Анна Петровна
  17. Нестеров Петр Семенович

Тамара Васильевна ПОЦЕЛУЕВА (Казанина) родилась в Ленинграде 22 июня 1920 г. В 1938 г., после окончания школы, поступила в Ленинградский педиатрический институт, была старостой группы. 6 января 1940 года Тамара Казанина вышла замуж за Александра Поцелуева, который сразу ушёл на финскую войну.
22 июня 1941 г. Тамара работала медсестрой в пионерском лагере в п. Толмачево Ленинградской области. С началом Великой Отечественной войны вернулась в Ленинград, все студенты института дежурили на чердаках клиник, боролись с зажигательными бомбами. Каникул летом и зимой не было, а госэкзамены в институте состоялись досрочно — в октябре 1942 года. После получения диплома, в период с 15 октября 1942 г. по 27 февраля 1943 г. Тамара работала врачом-педиатром в детской поликлинике № 34 блокадного города. Тамара Васильевна вспоминала: «Обслуживала по вызовам. Большинство квартир были коммунальные, и приходилось искать больного ребенка по всем комнатам, часто находя его в кровати с матерью-дистрофиком. Детских инфекций не было — дети ослабленные, не ходили, не играли. Были случаи, когда идешь по улице и сообщают, что по карточкам на 10 дней выдают суррогатные конфеты. Покажешь ребенку конфетку — сморщенное личико выдает подобие улыбки». Родители Тамары — Василий Иванович и Евгения Никитична Казанины — умерли от голода в 1942 г. во время блокады.
В феврале 1943 г. Тамара Васильевна была мобилизована и направлена в эвакуационный госпиталь № 267, располагавшийся в Военно-медицинской академии. Большая часть персонала была эвакуирована, были лишь оставлены люди для организации его работы. Когда Тамара Васильевна приступила к своим обязанностям, в институте усовершенствования врачей (ГИДУВ) были организованы хирургические курсы. Начальник торакального отделения госпиталя направил Тамару Васильевну по её собственному желанию на курсы, хотя знания по хирургии у неё были отличными.
Во время блокады Ленинграда немцы постоянно обстреливали места скопления людей, поэтому начальник госпиталя не выпускал врачей и медсестер из отделения, врачи жили в общежитии. Тамара Васильевна жила с Ковровой Антониной Тихоновной, которая работала в ортопедическом отделении. Антонина Тихоновна уговорила Тамару перейти в её отделение, и это спасло ей жизнь. В этот день при артобстреле в торакальном отделении снаряд пробил крышу и разорвался на 3-м этаже — на месте бывшего поста, где работал Тамара Васильевна. Она вспоминала: «Вслед за взрывом я побежала к зданию, надеясь на чудо, что вылеченных людей успели унести в бомбоубежище. Но ужас! Кто погиб, кто ранен еще тяжелее. Многие подготовленные раненные погибли. Меня на моём посту заменил академик Майоров, он погиб, погибла врач с соседнего поста, медсестры в перевязочной…».
Проработала Тамара Васильевна в ЭГ № 267 до сентября 1944 г., затем перешла на работу в ЭГ № 991 ординатором хирургического отделения. При движении на запад с эвакогоспиталем № 991 была на Белорусском фронте, 3 месяца была в группе хирургического усиления при танковой бригаде. Тамара Васильевна вспоминала: «Эшелоны состояли из товарных вагонов. Один вагон был предназначен для медиков, другой для проведения медицинских процедур, ящиков с медикаментами, необходимым инструментом, перевязочным материалом. На остановках принимали людей. Очень много было беременных. Наши войска приближались к Берлину. Были ужасные бои, раненые поступали без перерыва, сна не было. Я была ответственной в нейрохирургическом отделении госпиталя г. Познани. Поступали с ранениями в спину, череп, позвоночник, с параличами. В операционной определяли будущее: если позвонки задеты пулей или осколком, но спинной мозг не пострадал, то делали операции на месте, извлекали осколки позвонков осторожно, постепенно чувствительность восстанавливалась, а если был поврежден спиной мозг, раненого эвакуировали в Советский Союз… Последние бои. Небо красное. Наконец сообщают о капитуляции… Что было!!! Выздоравливающие выползали из палат, был жуткий шум, все кричали и плакали, ведь многие были, как в семье, родные погибли…». Отгремели последние военные залпы, Тамаре Васильевне удалось расписаться на Рейхстаге и посетить с группой офицеров концлагерь Майданек, где экскурсоводами выступали только что освобожденные из плена заключенные.
Тамара Васильевна Поцелуева была награждена Орденом Красной Звезды, медалью «За оборону Ленинграда» и другими наградами.
Тамара Васильевна Поцелуева была демобилизована в декабре 1945 года. С трудом разными видами транспорта она добиралась домой. В Ленинград она попала 6 января 1946 года — 4,5 года она не виделась с мужем. Поработав некоторое время ординатором акушерского отделения клинической больницы им. Ф. Ф. Эрисмана, в 1947 году Тамара Васильевна вслед за мужем приехала в город Сортавала. 7 января 1947 года в семье Поцелуевых родилась первая дочь Людмила. Друзья подарила Тамаре Васильевне на рождение ребенка большой, а самое главное, драгоценный подарок – буханку хлеба(!).
С 3 апреля 1947 г. по 24 августа 1948 г. в Карело-Финском техникуме физкультуры г. Сортавала преподавала анатомию, была врачом.
С 30 мая 1949 года по 4 апреля 1951 года работала врачом-диетологом в военном санатории Беломорского ВО и по совместительству врачом физкульткабинета в Сортавальской городской больнице, в апреле 1951-го зачислена в штат больницы. С 16 апреля 1952 года переведена в роддом на должность врача-педиатра, где и работала по 16 сентября 1952 года до отъезда из г. Сортавала в г. Казань.
Всю жизнь Тамара Васильевна посвятила лечению детей — была врачем-педиатром. Умерла 28 ноября 2008 года.
Статья составлена по письмам и рассказам Людмилы Поцелуевой, дочери Т.В. Поцелуевой.

**************************

Изучая газетные вырезки из семейных архивов, узнаёшь о судьбах сортавальцев, прошедших войну.
В 1985 г. пионеры из Клуба интернациональной дружбы (КИД) болгарского города Силистра через журнал «Советская женщина» устанавливали судьбы русских девушек со старой военной фотографии. Ребятам было известно только имя девушки в светлой гимнастёрке — её звали Зина. Свою сестру на фотографии в журнале узнал брат Зины, житель Пермской области, Валентин Николаевич Суханов. Он и прислал Зинаиде Николаевне Клёповой (Сухановой) в Сортавала, где она проживала с 1960 г., эту вырезку из журнала. А в 1987 г. в сортавальской газете «Красное Знамя» появилось интервью Г. Груздевой с Зинаидой Николаевной Клёповой (Сухановой). Предлагаем вам небольшой фрагмент интервью:
«... Их часть прошла с боями по южным районам России. Зина в атаки не ходила. В любых условиях она готовила еду, кормила солдат. Но смертельная опасность постоянно висела и над юным поваром, и над её полевой кухней. Эта опасность напоминала о себе пронзительным свистом пуль. Но Зина свыклась и с этим, да и не до размышлений было за тяжёлым физическим трудом, который её, однако, не пугал — к такой работе она привыкла с детства. Были в характере этой крепкой невысокой девушки такие качества, которые озадачивали завзятых балагуров среди солдат: на грубоватые шутки повар Зина не откликалась и умела крепко за себя постоять, а потому слыла у таких шутников гордячкой недотрогой.
Не растерялась она и в минуту опасности. Однажды, где-то в районе Кривого Рога, из снежной метели в перерыве между боями вышли к кухне несколько немцев — кухня-то была трофейная, немецкая, вот и приняли её фрицы за свою, подкрепиться зашли.Придя в себя от неожиданности, Зина шарахнулась к машине, где отдыхал шофёр дядя Ваня. Вдвоём они разоружили немцев, взяли в плен... Долго потом лопотали пленные фашисты, поняв, что русская „фрау“ оказалась находчивее их, бывалых вояк. Но в другой раз опасность не обошла стороной: когда однажды Зина пробиралась к ручью за водой, прямо на неё из кустов выскочила немецкая овчарка — из тех, которых фрицы посылали со связкой гранат к нашим танкам... После тяжёлых укусов пришлось затем долго лечиться в госпитале...»
В 1960 году Зинаида Николаевна Клёпова (Суханова) приехала в Сортавала, до выхода на пенсию работала стрелочницей на железной дороге. Работала хорошо, о чём свидетельствуют многочисленные благодарности. Вырастила дочь, помогала растить внуков. Благодаря им сохраняются в семейном архиве, фотографии, награды, газетные вырезки.

*******************************

Имя Элины Матвеевны Ермолаевой, многолетнего руководителя Финского хора, заслуженного работника культуры РСФСР и КАССР, Почётного гражданина г. Сортавала, хорошо известно старшему поколению сортавальцев.
Сейчас не многим известно, что она в составе труппы Республиканского театра музыкальной комедии прошла всю Великую Отечественную войну, выступала на фронте перед бойцами, которым предстояло идти в бой, перед ранеными в госпиталях. В госпиталях проводились индивидуальные выступления по палатам. В перерывах между репетициями концертных программ и театральных постановок артисты, работники вспомогательного состава театров выходили на строительство оборонительных сооружений, несли дежурство в госпиталях, помогая медсестрам, приводили в порядок воинское обмундирование. За годы войны труппой театра дано 1250 спектаклей, проведено 989 шефских концертов, и все в условиях постоянных переездов, иногда под бомбёжкой, недоедания, болезней.
27 октября 1944 года вслед за войсками труппа приехала в Сортавала с шестью спектаклями «в целях культобслуживания воинских частей Карельского фронта», как было сказано в приказе о командировке. В 1945 г. город стал базой для театра, а когда его закрыли в 1948 г. , многие артисты, музыканты, танцоры остались здесь и стали сортавальцами. Осталась здесь и Элина Ермолаева. О её жизни можно прочитать на сайте музея: http://museum-sortavala.ru/ermolaeva-elina-matveevna...
Музей Северного Приладожья обращается к жителям города и района с просьбой поделиться вашими воспоминаниями о встречах с этим замечательным человеком, рассказать о выступлениях Финского хора, которые вы посещали. В год 100-летия со дня рождения Э.М. Ермолаевой это было бы очень интересно нам всем!!!

*************************

Мой дедушка Горохов Иван Петрович родился 25 июля 1914 года в селе Огни Усть-Калманского района, Алтайского края. Участник двух войн советско-финской и Великой Отечественной. В начале Великой Отечественной войны в г. Улан-Удэ закончил курсы младших лейтенантов, был командиром стрелкового взвода 247-ого стрелкового полка 37-й стрелковой дивизии Карельского фронта. В 1942 году был тяжело ранен в левое плечо с переломом плечевой кости, полгода провёл в 259-м армейском полевом госпитале г. Архангельска. С мая 1943 года – командир взвода ПВО 139-го отделения мостового строительного батальона. Награждён орденом Красной Звезды, медалями «За оборону Советского Заполярья» и «За победу над Германией».
Из приказа о награждении орденом Красной Звезды: «Проливший свою кровь за Советскую Родину, 10.12.1942 года при прорыве обороны финнов, тяжело раненный в Отечественную войну на Масельгском направлении, командир взвода ПВО лейтенант Горохов все свои силы, опыт и знания отдавал быстрейшему разгрому врага. Пользуясь большим авторитетом среди рядового и сержантского состава своего подразделения, как опытный прошедший суровую школу Отечественной войны офицер, он неустанно повышает свою боевую выучку, обучает красноармейцев и сержантов военному делу, показывая им пример мужества и самоотверженной работы на пользу Советской Родины. В период наступательных действий 32, 19 и 14 армий он производил разведку и разминирование мест дислокации части и объектов работ. В с.Вуонтеле он разминировал своим взводом место дислокации штаба батальона и лично извлёк 9 штук противопехотных и противотанковых мин противника. 1.08.1944 г. в момент налёта вражеской авиации, часть бойцов зашла на минное поле противника, т. Горохов проложил проход в минном поле и вынес с него 8 подорвавшихся на минах противника бойцов, при чём извлёк и обезвредил при этом 7 противопехотных и противотанковых мин противника, в районе Алакуртти. В 19 армии он разминировал два подхода к мостам и на этих объектах не было случая подрыва на минах. Личный состав т. Горохова дисциплинирован, знает хорошо оружие, несёт безупречно караульную службу» (орфография и пунктуация сохранены).
На вечере празднования Нового, 1945 года он познакомился с нашей бабушкой Анной Николаевной (30.09.1922 г.р.). Она была труженицей тыла, работала на заготовке леса на Беломоро-Балтийском канале. Довелось ей пережить тяжёлую эвакуацию из Петрозаводска на баржах по Онежскому озеру, а затем — полуголодная военная жизнь и лесозаготовки. После победы 9 мая 1945 года дедушка с бабушкой задержались в г. Киркинес, где дедушка в составе 139-го отделения мостового строительного батальона восстанавливал дороги и мосты. В 1946 году после увольнения дедушки в запас они уехали на его Родину. Дедушка устроился на работу в подсобное хозяйство «Турксиб» в г. Алма-Ата, там и родился их первый сын и наш папа – Виктор Иванович. В 1949 году бабушка и дедушка завербовались на работу в Карелию и приехали в Сортавала, где уже в п. Тункула жили бабушкины родители. Дедушка с бабушкой устроились на работу в Разнопромартель. Бабушка швеёй, дедушка — слесарем-монтажником. В 1952 году родился второй сын – Валентин. В 1958 году дедушка с бабушкой перешли работать на Сортавальскую суконную фабрику (впоследствии – Сортавальская швейная фабрика), где бабушка проработала мастером швейного производства до выхода на пенсию. Оба за многолетний добросовестный труд на фабрике были занесены в фабричную Книгу почёта. Дедушка в 1970 году ушёл работать в Западно-Карельские электрические сети (ЗКЭС). Был слесарем-сантехником 5 разряда. Руки у дедушки были золотые. Когда они получили квартиру на ул. Горького, 15, дедушка сразу создал для семьи бытовые условия. Сам сделал в их неблагоустроенной квартире и туалет и ванную. Позже они получили благоустроенную квартиру на ул. Дружбы народов,15. Для путешествий по Ладоге, своими руками из подручных средств, сделал две лодки и подвесной мотор. В то время (1950 — 60-е гг.)лодочный мотор был большой редкостью.
Как любой внук или внучка, я любила ходить в гости к дедушке с бабушкой. Жили мы недалеко друг от друга, и поэтому, приходя со школы, я бежала сразу к ним. У дедушки в жизни были два больших хобби – рыбалка и шахматы. По рассказам бабушки, на свою первую премию он сделал себе подарок – новые шахматы. Научил этой игре и своих сыновей Виктора и Валентина, и нашего старшего брата Сергея. Меня тоже пытался научить, но бабушка со спицами и крючком меня увлекла больше. Она была профессиональной швеёй, вязальщицей, вышивальщицей. По рассказам, в тяжёлое послевоенное они выживали за счёт её шитья. Она шила и вручную вышивала платья на заказ. Ещё у неё была толстая папка с вырезками биографий российских художников и фотографиями их картин (из журналов «Работница» и «Крестьянка»). Обучаясь вязанию, я параллельно знакомилась с Шишкиным, Васнецовым, Поленовым и т.д. Мы часами разглядывали эту папку и разговаривали.
На 9 мая, после парада, мы по традиции всей семьёй собирались у них дома на ул. Дружбы народов. Был накрыт стол, по телевизору шли фильмы о войне. Дедушкин любимый фильм «Два бойца», и для меня навсегда песня «Тёмная ночь» это воспоминания о нём. Он умер в 1992 году, сердце не смогло пережить второй инфаркт. Бабушка Аня пережила его на 22 года и ушла от нас в 2014 году. Теперь на параде в День Победы они стоят вместе с нами в «Бессмертном полку», фотографии дедушки и бабушки несут их правнуки. Мы помним, мы гордимся, мы передаём память о них своим детям.
Научный сотрудник ЭВО РМСП Забирунова Т.В.

****************************

Антонина Дмитриевна Мартьянова родилась 7 июля 1920 года на станции Греблянка Калининской (ныне – Тверской) области. В 1939 году фельдшера Антонину Мартьянову призвали в армию, участвовала в советско-финской войне. В 1940 г. приехала в Сортавала к родителям. В начале Великой Отечественной войны была призвана в армию и направлена в госпиталь № 293, который дислоцировался в Сортавала с 30 октября 1940 г. по 27 июня 1941 г. Всю Великую Отечественную войну воевала в составе госпиталя (Петрозаводск, Вологодская область, южная Карелия, вновь Сортавала). Награждена медалями «За боевые заслуги», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.», Орденом Отечественной войны II степени. В приказе о награждении есть такие слова: «…работала в качестве перевязочной сестры, не считаясь со временем, по нескольку суток стояла у операционного стола, помогая врачам спасать жизнь раненым бойцам и офицерам … постоянно повышает уровень своих знаний», а за этими словами тяжёлый труд операционных сестёр, боль и страдание, постоянное психологическое напряжение...
После демобилизации в 1947 году Антонина Дмитриевна вернулась в Сортавала и до ухода на заслуженный отдых трудилась в медицинских учреждениях города, награждена знаком «Отличник здравоохранения».
О периоде работы госпиталя в г. Борисове-Судском Вологодской обл. читайте http://s01003.edu35.ru/our-school?catid=0&id=25

Война — это битвы на поле боя и в госпиталях, в цехах заводов и на полях за урожай, это боль ран и утрат, это голод и лишения... это тяжёлые судьбы детей, детство которых пришлось на военную пору. О судьбе своей матери Алеси Тимофеевны Шабан, которая ребёнком прошла ужасы оккупации, рассказывают её дочери.
«Наша мама, Шабан Алеся Тимофеевна, родилась в деревне Косари Ушатского района Витебской области. Белоруссия одна из первых увидела и приняла на себя все ужасы и тяготы Великой Отечественной войны. Не обошла она стороной и мамину семью. Отца, Верташенка Тимофея Никифоровича, в первые же дни войны отправили на фронт.
Мама со своей мамой Верташенок Александрой Анатольевной, младшим братом Сашей и грудной сестрёнкой Машей остались дома. Очень скоро немцы пришли в их деревню. Заселялись в дома, убивали скот, издевались над мирными жителями. Возле дома, где жила мама, рос огромный дуб. На нём немцы вешали жителей, помогавших партизанам. Смотреть на это страшное зрелище они сгоняли всех жителей деревни. В маминой памяти остался тот день, когда её, маленькую, немец стаскивал с печи и гнал на улицу, чтобы она тоже видела казнь.
Невозможно без слез слушать воспоминания о том дне, когда жителей деревни согнали в большой барак, заперли снаружи и облили бензином, собираясь поджечь. Только чудом все остались живы: немецкий офицер, который в эту минуту приехал в деревню, пожалев мирных жителей, приказал их выпустить.
Молодых парней и девушек сажали в грузовики, говорили, что повезут в Германию на работу, — больше их никто никогда не видел. Что с ними стало, так и неизвестно. После войны ни один из них не вернулся домой.
Женщин с детьми и стариков погнали за 30 км в город Лепель. Там находился концлагерь, который размещался в военных казармах посёлка Чашники. Спали на цементном полу, один раз в день в консервную банку наливали жидкую баланду — так называемый суп. Было великим счастьем найти в нем кусочек картошки или пару горошин. Маленькая сестренка умерла от голода, у матери не было молока.
После войны мама с братом и со своей мамой Александрой Анатольевной вернулась в родную деревню, сожженную дотла. Жить было негде, и мать сама выкопала землянку.
Внутри обложила её ветками, жердями, чтобы глина не сыпалась. Самое страшное было ночами: с потолка на них падали крысы и даже иногда кусали. Приходилось стучать по стенкам землянки, чтобы их отпугивать. В тот год крыс было очень много, и совсем не было еды. Вместе с братом ходили собирать картошку, оставшуюся с прошлого года на полях, и траву. Мать из этого делала лепёшки и кормила ими семью. В такой землянке они жили, пока не вернулся с фронта отец.
Страх, голод и холод, которые мама испытала в эти годы, она не может забыть до сих пор. Через всю жизнь идёт она с этими воспоминаниями, рассказывая о тех страшных днях нам, своим детям, внукам, а теперь уже и правнукам.
До войны отец работал кузнецом. После войны в сожженной деревне работы не было, и отец отправился на поиски работы в Западную Белоруссию. В Городце устроился на работу и перевёз туда семью. Мать работала на ферме. Денег не хватало, жили впроголодь. Первый год после войны дети не смогли пойти в школу, так как не было ни одежды, ни обуви. И лишь на второй год, когда маме исполнилось 12, а её брату 9 лет, они пошли в первый класс. Тетрадей не было, писали на коре. Один букварь был на всю школу. Когда мама пошла в четвёртый класс, младшие дети стали их дразнить, что такие большие ходят в школу, и они бросили учебу и пошли работать в совхоз.
В Городце она встретила нашего папу — Шабана Константина Павловича. Он играл на гармошке на танцах, танцевал, и она в него влюбилась. Вскоре они поженились. Жить было негде, поэтому в 1954 г. по вербовке они поехали в Карелию. Сразу выдавали подъемные. На эти деньги можно было прожить месяц. Так мама и папа с полуторагодовалым ребёнком оказались в небольшом карельском поселке под названием Пийтсиёки. Им выделили однокомнатную квартиру (тогда всем давали однокомнатные квартиры). Папа по специальности был трактористом, и ему предложили работу в лесу на парокране. Как такового посёлка ещё не было. Был лес, в котором стояло 8-10 бараков, общежития, маленький продуктовый ларек и промтоварный магазин. В одном из домов размещались ясли, а в бараке — школа. Сохранилось несколько финских домиков. Дорог ещё не было. Вместо улиц — просеки с торчащими невыкорчеванными пнями.
В посёлке была биржа по переработке леса. Лес раскатывали по штабелям вручную. Зарплаты не хватало, поэтому в первый же год родители раскопали огород. Стали сажать картошку, купили кур и козу, чтобы были свои молоко и яйца. Папа иногда оставался работать и во вторую смену — нужны были деньги, чтобы кормить семью.
Родили семерых детей, четверо из них умерли совсем маленькими. По сей день мама живёт в посёлке Пийтсиёки. Всю свою любовь и заботу она отдает детям, внукам и правнукам, не жалея ни сил ни времени. Всегда переживается за нас, хочет уберечь от всех невзгод, желает нам мирного неба.
Мы её очень любим. Желаем ей крепкого здоровья и долгих лет жизни».
Рассказ написали дочери Алла и Светлана

**********************

СОБАКИН ФЁДОР МИХАЙЛОВИЧ родился 18 декабря 1920 года в д. Хредино Псковской обл.Окончил 7-летнюю школу. На фронтах Великой Отечественной войны с первого дня. Был командиром расчёта 82-миллиметрового миномёта под Ленинградом. В феврале 1942 г. был ранен в обе ноги, самостоятельно ползком добирался до госпиталя. После выздоровления был направлен в 43-ю гв. отдельную разведывательную роту 45-ой гв. сд. в Мельничных Ручьях во Всеволожском районе — в блокадном Ленинградском кольце. Неподалёку от места дислокации роты, на торфоразработках, работала Леули Арак, которая впоследствии стала его женой.
Служба в разведке была опасна, о чем свидетельствуют рассказы самого Ф. М. Собакина. Однажды пошли за «языком». После успешного выполнения задания, при переходе через передовую, они были обнаружены немцами, которые попытались отбить своего офицера и захватить разведчиков. Прикрывать отход отделения вызвался Фёдор Собакин. Бойцы благополучно доставили «языка», а вот Фёдору пришлось сначала отстреливаться, а потом, когда закончились патроны, выжидать удобного момента, чтобы вернуться к своим. За эту операцию он был награждён орденом Красной Звезды.


После снятия блокады Ленинграда, Федор Собакин воевал до победного дня, был награждён за службу двумя орденами Красной Звезды (1943 г., 1945 г.), орденами Славы III ст. (1944 г.) и II ст. (1944 г.), медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» (1945 г.) и другими наградами. Демобилизовался в звании гвардии старшины в 1947 году.
После войны Ф.М. Собакин женился на Леули Арак, дождавшейся его с фронта. Молодая семья жила сначала в Эстонии, на родине Леули, а в 1950 году переехала в п. Вяртсиля, в Карелию. Федор Михайлович устроился на металлургический завод слесарем, стал известным рационализатором. Друзья знали его как лучшего рыболова и охотника, не было равных ему на соревнованиях по подлёдному лову.

************************

ИВАН ЕФИМОВИЧ КЮРШУНОВ (1911—1941)

Несколько лет назад отделение Центрального Банка России по Карелии выпустило книгу «Государственный банк. 100 лет в Карелии. История, имена, судьбы», в которой упоминается имя Ивана Ефимовича Кюршунова, первого управляющего Сортавальским отделением Госбанка. При подготовке юбилейных материалов к 75-летию Победы в Великой Отечественной войне и 80-летию Сортавальского района все совпало, и пришло время вспомнить этого человека.

Иван Ефимович родился в 1911 году. Отслужил в Рабоче-Крестьянской Красной Армии. О его образовании сведений не сохранилось, но первое место работы — Карельская контора Сельхозбанка в должности инспектора. За время работы он учился на четырехмесячных курсах, а затем был инспектором Олонецкой и позднее Медвежьегорской групп этого банка.

Когда отзвучали залпы советско-финской войны, 9 апреля 1940 г. Иван Ефимович был освобожден от должности старшего инспектора по финансированию и заместителя управляющего Карельской конторой Сельхозбанка. Через несколько дней он прибыл в город Сортавала и 14 апреля приступил к новой работе как исполняющий обязанности управляющего Сортавальским отделением Госбанка.

Трудовая книжка И.Е. Кюршунова с записью о работе в Сортавальском отделении. 1940 г.

Трудовая книжка И.Е. Кюршунова с записью о работе в Сортавальском отделении. 1940 г.

Сортавальское отделение находилось в гранитном сером Здании на улице Вяйнемейнена, предназначенном для банковской деятельности, так как было построено для Финляндского банка. На 1 апреля 1941 г. в нем работало 37 человек. Главным бухгалтером был М.П. Иванов, старшим кассиром — В.Д. Сташков, начальником группы инкассации — Ф.И. Половых, а инкассатором – А.А. Ванин.

Семья управляющего жила в доме на ул. Огородной (ныне ул. Антикайнена, дом не сохранился, на его месте д/с «Ладушки»). Его супруга Анастасия Павловна (в девичестве Орехова) была домохозяйкой и занималась воспитанием троих детей, двух сыновей и дочери.

Крайний слева — И.Е. Кюршунов, на стуле сидит супруга Анастасия Павловна, в девичестве Орехова

Крайний слева — И.Е. Кюршунов, на стуле сидит супруга Анастасия Павловна, в девичестве Орехова

Дом, где жила семья Кюршуновых, на ул. Огородной (ныне Антикайнена). Фото около 1957 г. Ныне на этом месте детский сад «Ладушки»

Дом, где жила семья Кюршуновых, на ул. Огородной (ныне Антикайнена). Фото около 1957 г. Ныне на этом месте детский сад «Ладушки»

Экономика нового советского города и района требовала средств на восстановление и строительство, на развитие социальной сферы и осуществление пятилетних планов. К сожалению, им не суждено было воплотиться: началась Великая Отечественная война.

Согласно графику эвакуации, денежные ценности подлежали сдаче в Ленинградскую областную контору Госбанка. Дочь И.Е. Кюршунова – С.И. Сигачева – вспоминает со слов старшего брата, которому на тот момент было шесть лет, как маленький мальчик помогал отцу носить в машину мешочки с мелочью для отправки ценного груза. Ситуация изменилась так, что управляющий передал ценности в Карельскую контору Госбанка в Петрозаводске. После этого И.Е. Кюршунов отправил семью, в том числе тещу Анну Ивановну, в эвакуацию в Пудожский район. А сам, несмотря на освобождение от военной обязанности, добился отправки на фронт в звании политрука.

Почтовая карточка с письмом семье. 24 сентября 1941 г.

Почтовая карточка с письмом семье. 24 сентября 1941 г.

Сохранилось всего шесть писем главы семьи, написанных четким, крупным почерком. Они относятся к периоду с 24 сентября до 27 октября 1941 г. Интересен адрес получателя, дом указан по имени владельца: Пудожский район, Коловское почтовое отделение, деревня Ново Сигово, дом Играковых. Это время боев на рубежах Петрозаводска. Когда 1 октября 1941 г. Петрозаводск был сдан врагу, то письма шли из Медвежьегорска и Кондопоги, куда сместился центр боев за выход к ББК и Кировской железной дороге. Вот несколько выдержек из писем:

«Здравствуйте Настя, Адик, Светлана, Валентин и бабушка, примите привет и массу пожеланий в Вашей жизни и быту. Сообщаю, что я живу пока хорошо, правда, скучно, потому что вот уже больше десяти дней не имею от вас ничего, и как вы там живете, я не знаю. Настя, как у тебя дела, ходила ли ты к врачу? Я чувствую, что тебе очень тяжело с детьми, хорошо, что с тобой выехала мамаша. Как дела с деньгами, получила ли расчет с конторы, оттуда мне причитается 900 рублей. В случае эвакуации оттуда обратись к Кузнецову, он должен тебе помочь, а если он уедет, то в Райвоенкомат или Райком партии. Настя, как живут дети, как их здоровье. Наверно, Адик и Светлана скучают, а скоро ли встретимся, пока ничего неизвестно. Настя, я пока письма Вам пишу часто, потому что есть возможность, а что дальше будет, я сам не знаю. Прошу пока не отчаиваться. До свидания. Целую крепко накрепко всех вас. Ваш папа. 25/IX 41 г.»

«Здравствуй Настя и дети. В Петрозаводск приехали благополучно, и сейчас нахожусь в армии. Послали по линии ЦК. Назначения еще не получил. Где я буду дальше, постараюсь сообщить, а вы пишите в адрес Ольги или Васи. Получил расчет с Конторы. Я в армии зарплату буду получать».

«Здравствуй Настя, Адик, Светлана, Валентин и бабушка, примите привет и массу наилучших пожеланий в Вашей жизни и в быту, а главное успеха в воспитании детей. Прости, что долго не писал. На это были причины. При возможности, как видишь, пишу. От вас, Настя, я не получил пока ни одного письма, что очень меня беспокоит. По моим соображениям вы должны проживать на старом месте. Прошу чаще писать. До скорого свидания. Ваш папа. 14/ Х 41. Кондопога».

«Здравствуйте. Сегодня только что приехал на новую часть, получил новое назначение, находимся в одной из деревень (название вымарано цензурой). На днях послал два письма через знакомых, которые должны их опустить в ближайшие почтовые ящики. Настя, если бы ты знала, как я жду письмо от вас. Прошу срочно написать по новому адресу. 17 октября 1941 года».

Политрук Кюршунов (справа)с боевыми друзьями. 1941 г.

Политрук Кюршунов (справа)с боевыми друзьями. 1941 г.

«27/Х 41 г. Здравствуйте Настя, Адик, Светлана, Валентин и бабушка, привет и массу наилучших пожеланий. Спешу сообщить, что я жив и здоров, чего и Вам желаю. Сегодня случайно встретил гл. бухгалтера Пудожского отд. Госбанка т. Мартюхина, который сказал, что у Вас там пока все спокойно и эвакуации еще не было и не предвидится. Это меня немного успокоило. Настя, я тебе послал 1275 руб. денег и аттестат на 400 руб. ежемесячно, по которому можешь получать из Пудожского райвоенкомата. Я работаю секретарем партбюро – в общем на партийной работе. Ну пока, до свидания. Целую Вас, ваш папа. Нахожусь в М. горе, скоро уедем. Адрес на конверте».

Карта боев в Кондопожском и Медвежьегорском районах осенью 1941 г.

Карта боев в Кондопожском и Медвежьегорском районах осенью 1941 г.

Письмо от 27 октября было последним. В это время с 10 по 27 октября шли тяжелые бои под Кондопогой. В одиночку их вела 313-я стрелковая дивизия. За две недели боев было отражено около двадцати атак противника. 28 октября финны повели наступление вдоль шоссе на Кондопогу. Вскоре они ворвались на окраины города и стали постепенно продвигаться, захватывая один квартал за другим. Под напором врага войска Красной Армии отступили к Медвежьегорску.

Извещение о гибели в бою политрука Кюршунова. Осень 1941 г.

Извещение о гибели в бою политрука Кюршунова. Осень 1941 г.

Вскоре семья получила так называемую похоронку. Согласно извещению, «Ваш муж политрук Кюршунов Иван Ефимович был убит в бою 28 октября 1941 года около дер. Уница Кондопожского района КФССР, похоронен на поле боя. Комиссар бригады батальонный комиссар Алешкин».

Семья выстояла. Анастасия Павловна пошла работать на скотный двор. В эвакуации умер младший сын. После окончания войны семья вернулась в Сортавала, в ту самую квартиру, которую занимала до войны. Дети выросли, получили образование и профессии.

Благодарим бывшего главного бухгалтера Республиканского музея Северного Приладожья Светлану Ивановну Сигачеву (Кюршунову) за помощь в подготовке публикации об отце.

******************************

ДМИТРИЙ МИХАЙЛОВИЧ ГОРБАЧЕВ (1906—1971)

Дмитрий Михайлович ГОРБАЧЁВ – руководитель Шелтозерского подполья, секретарь подпольного райкома партии — с 1945 года проживал в г. Сортавала, до 1960 г. возглавлял финансовый отдел Сортавальского горсовета, а затем жил на пенсии. И все же он был необычным человеком.

Обратимся к его героической биографии. Он родился в 1906 году в вепсском селе Шелтозеро, в семье крестьянина. Рано начал работать, даже трудился рабочим на бумажной фабрике в Ленинградской области. Отслужил в армии. Занимался общественной работой, вступил в коммунистическую партию.

В 1930-е гг. начал работать в системе Государственного банка, сначала был назначен управляющим Шелтозерским, затем Ухтинским отделениями.

Документы из личного дела Д.М. Горбачева. Из книги «Государственный Банк. 100 лет в Карелии. История, имена и судьбы»

Документы из личного дела Д.М. Горбачева. Из книги «Государственный Банк. 100 лет в Карелии. История, имена и судьбы»

В период Великой Отечественной войны находился в городе Беломорске, который стал фронтовой столицей республики.

Дмитрий Михайлович Горбачев во время войны

Дмитрий Михайлович Горбачев во время войны

В марте 1943 г. Д.М. Горбачева отозвали в распоряжение ЦК компартии КФССР. Начался новый этап его биографии. Дмитрий Михайлович стал секретарем Шелтозерского подпольного райкома партии, и 13 августа с боевыми друзьями был направлен в тыл врага, а точнее сброшен с самолета на парашютах. В группу, кроме Д.М. Горбачёва, входили П.И. Удальцов – секретарь подпольного райкома комсомола, М.Ф. Асанов – связной, С.Е. Паасо – радистка. Она действовала на протяжении нескольких месяцев и много сделала в деле борьбы с финскими оккупантами. В свою работу они сумели вовлечь жителей не только родного села, но и жителей Ладвы, Подпорожья, Вознесенья и даже Петрозаводска. К концу октября в Шелтозерском районе и в селе Вознесенье удалось сформировать три подпольных организации, объединивших 31 человек. Прежде всего собирали сведения о войсках противника: местах минирования и размещения его подразделений, проводили беседы с местным населением, на которых читали советские газеты, брошюру О.В. Куусинена «Финляндия без маски» и даже слушали радиопередачи, распространяли листовки со сводками Совинформбюро. Подпольщики вели работу и среди финских солдат, передавая им листовки на финском языке.

П.И. Удальцов — секретарь подпольного Шелтозерского райкома комсомола

П.И. Удальцов — секретарь подпольного Шелтозерского райкома комсомола

До конца ноября руководители подполья скрывались в лесной избушке, но после выпадения снега пребывание стало опасным. Они перебрались в д. Калиностров, где жили в сарае и хлеву дома Д.Е. Тучина, который, сумев войти в доверие к оккупантам, был старостой села Горнее Шелтозеро. Скрываясь у него, подпольный райком продолжал деятельность.

Радистка С.К. Паасо в годы войны

Радистка С.К. Паасо в годы войны

В занятом финнами селе Шелтозере оставалась семья Д.М. Горбачева. Его дочь Клавдия помогала подполью. На конспиративную квартиру носила еду, финские газеты, и даже наблюдала, как радистка Сильвия Паасо передавала срочное сообщение в Штаб партизанского движения в Беломорск.

Дом старосты Д.Е. Тучина, где скрывались шелтозерские подпольщики

Дом старосты Д.Е. Тучина, где скрывались шелтозерские подпольщики

В апреле 1944 года в связи с угрозой ареста Д.М. Горбачёв и его товарищи по подполью были вынуждены уйти за линию фронта по льду Онежского озера. В с. Шелтозеро был сформирован не только новый состав райкома, но и партизанский отряд, который в июне 1944 г. принял участие в освобождении прионежской территории. Всего Шелтозерскому райкому партии удалось вовлечь в активную подпольную работу около ста человек.

Д.М. Горбачев (крайний слева) с односельчанами, 2-й слева — Д.Е. Тучин, крайний справа П.И. Удальцов

Д.М. Горбачев (крайний слева) с односельчанами, 2-й слева — Д.Е. Тучин, крайний справа П.И. Удальцов

Память о Д.С. Горбачёве увековечена в истории Карелии. 45 лет назад, летом 1975 г., на пятиэтажном доме по адресу улица Карельская, дом 50 была открыта мемориальная доска с текстом: «В этом доме жил бывший секретарь Шелтозерского подпольного райкома партии Дмитрий Михайлович Горбачев (1906—1971)».

Мемориальная доска на доме № 50 по ул. Карельской, где жил Д.М. Горбачев

Мемориальная доска на доме № 50 по ул. Карельской, где жил Д.М. Горбачев

История Шелтозерского подполья подробно освещена в книге Олега Тихонова «Операция в зоне «Вакуум», которая стала основой одноименного спектакля Финского драматического театра.

Книга о шелтозерском подполье. Из фондов РМСП

Книга о шелтозерском подполье. Из фондов РМСП

Дочь Клавдия Дмитриевна Сосик работала в школе-интернате и успела передать в музей текст выступления отца о Шелтозерском подполье.

*************************

ГРИГОРИЙ КУЗЬМИЧ КОЛЬВА (1914—1960)

Жизнь может быть короткой, как было отмеряно Григорию Кузьмичу Кольве, но, несмотря на трудности, насыщенной событиями и успехами.

Григорий Кузьмич Кольва

Григорий Кузьмич Кольва

С 1936 года его судьба связана с нашей республикой. В этот год он закончил советское отделение Карельской советско-партийной школы в Петрозаводске, получив отличные и хорошие оценки по разным предметам, в том числе по финскому языку. По ее окончании он был направлен в Кандалакшский Районный исполнительный комитет «для использования в качестве председателя сельского совета». Об этом периоде отрывочные сведения. Известно, что он был районным уполномоченным Наркомата заготовок, секретарем Ребольского райкома ВЛКСМ. В 1940 г. вступил в ряды Коммунистической партии (большевиков).

Карельская советско-партийная школа. Петрозаводск, 1936 г.

Карельская советско-партийная школа. Петрозаводск, 1936 г.

Удостоверение Г.К. Кольве о направлении в Кандалакшский районный исполнительный комитет для использования в качестве председателя сельского совета. 1936 г.

Удостоверение Г.К. Кольве о направлении в Кандалакшский районный исполнительный комитет для использования в качестве председателя сельского совета. 1936 г.

Когда началась Великая Отечественная война, то сразу в июне 1941 года Григорий Кузьмич был призван Ругозерским районным военкоматом в действующую армию. В период 1941—1944 г. воевал на Карельском фронте. Сведения о его службе сохранила заметка «Политбеседа на переднем крае» во фронтовой газете «За Родину» от 29 января 1944 г., в которой рассказывается, как в землянке лейтенант Кольва, собрав два отделения бойцов, проводит политзанятие по теме «Все силы Красной Армии и советского народа – на скорейший разгром врага». К занятию он подготовился, разложив на столе конспекты, газеты, брошюры. «Говорит он не спеша, четко и понятно, стараясь, чтобы его мысль, каждое положение из сталинских документов усваивались слушателями прочно и надежно». Если обратить внимание на дату газеты, то занятие проходило после снятия блокады Ленинграда, и желание скорейшего освобождения своей Родины у солдат было на высоте.

Григорий Кузьмич Кольва с орденом Красной Звезды. 1946 г.

Григорий Кузьмич Кольва с орденом Красной Звезды. 1946 г.

Статья о работе лейтенанта Кольвы в газете «За Родину» 1944 г.

Статья о работе лейтенанта Кольвы в газете «За Родину» 1944 г.

С февраля 1945 г. лейтенант Кольва был переброшен на 2-й Белорусский фронт, дошел с боями до польского города Гдыня. Принимая во внимание вклад в борьбу с немецко-фашистскими захватчиками, лейтенант Кольва был представлен к награде – ордену Красной Звезды. В наградном листе отмечалось: «Участвуя неоднократно в боях за социалистическую Родину, тов. Кольва действовал смело и решительно. В боях на Карельском фронте в августе 1944 г., будучи командиром стрелкового взвода, руководя своим взводом, захватил важную высоту и удержал ее до подхода главных сил полка. Отбивая яростные атаки противника, пытавшегося вернуть потерянный рубеж, взвод тов. Кольвы уничтожил более 20 солдат и офицеров противника. Лично сам тов. Кольва истребил в этих боях 7 вражеских солдат. Участвуя в боях за город Гдыня, действовал храбро и решительно, ворвавшись в город, огнем личного оружия уничтожил 3-х гитлеровских снайперов. За умелое руководство подразделением в бою и проявленную личную храбрость, мужество и отвагу, тов. Кольва достоин правительственной награды орденом Красная Звезда». В июне 1945 г. его фамилия была включена в список приказа, а награда нашла его на следующий год. Кроме ордена Г.К. Кольва был награжден медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», а также польской Медалью Победы и Свободы «в знак признания заслуг, оказанных в войне с Германией за победу польского народа над фашистским варварством и торжество идеи демократической свободы».

Лейтенант Кольва в Германии. 1946 г.

Лейтенант Кольва в Германии. 1946 г.

С 1954 г. судьба Г.К. Кольвы связана с Северным Приладожьем. Сначала он трудился директором совхоза «Сортавальский». Кстати, контора «Сортавальского» находилась на ул. Спортивной, на втором этаже сохранившегося дома, а рядом в деревянном доме проживала его семья.
Оказалось, двухмесячные курсы при Горьковском сельскохозяйственном институте не смогли помочь в работе. И тогда, в 40 лет, он поступил и учился два года в Новочеркасской сельскохозяйственной школе по переподготовке директоров и управляющих отделениями и фермами совхозов.

Диплом об окончании Новочеркасской сельскохозяйственной школы. 1957 г.

Диплом об окончании Новочеркасской сельскохозяйственной школы. 1957 г.

Г.К. Кольва с сослуживцем. 1950-е гг.

Г.К. Кольва с сослуживцем. 1950-е гг.

По ее окончании Григорий Кузьмич был направлен в совхоз «Заря», а потом возглавил сортавальский мясокомбинат. К сожалению, это было его последнее место работы — 28 октября 1960 г. его не стало.
О Г.К. Кольве вспоминают как о хорошем, добром, порядочном и общительном человеке. Пока была жива мама, проживавшая на Украине, он старался ей помогать, в том числе материально. Свою любовь – Татьяну Алексеевну Федорову он встретил в партшколе в 1930-е гг. С ней они воспитали трех детей – сыновей Тойво и Леонида, дочь Валентину.

Семья Кольва (слева направо): сын Леонид, Григорий Кузьмич, сын Тойво (стоит), жена Татьяна Алексеевна, дочь Валентина. 1950-е гг.

Семья Кольва (слева направо): сын Леонид, Григорий Кузьмич, сын Тойво (стоит), жена Татьяна Алексеевна, дочь Валентина. 1950-е гг.

В подготовке материала использованы документы из семейного архива внучки Елены Тойвовны Котовой и материалы сайта «Подвиг народа».

*************************

 ЗАБИРУНОВ ВЛАДИМИР АНДРЕЕВИЧ (1926—1995)

Дедушка родился 27 марта 1926 г. в г. Петрозаводске. Отец его Андрей Кондратьевич служил начальником пожарной охраны на Онегзаводе. Из поминальных списков Карелии 1937-38 гг.: «Забирунов Андрей Кондратьевич, 1898 г. р., место рождения: д. Погорелка, Псковский р-н, Ленобласть, русский, бывш. член ВКП(б), нач. п/ох на Онегзаводе. Проживал в г. Петрозаводск. Арестован 16.10.1937 г. Тройкой НКВД Карельской АССР от 02.11.1937 г. осужден по ст. 58-1а-2-8-9-10. Расстрелян 04.11.1937 г. в окрестностях г. Петрозаводск. Реабилитирован Военным трибуналом Северного в/о 30.11.1957 г.». Семью Андрея Кондратьевича – жену и пятерых детей — как членов семьи врага народа выслали из Петрозаводска в п. Кашино Пудожского района.

В 1942 г. Владимир Андреевич закончил 7 классов Семёно-Кашинской МСШ (малокомплектная средняя школа), поступил в ПТУ, получил специальность плотника-столяра.

15 января 1944 г., не достигнув ещё 18-летнего возраста, пошёл добровольцем на фронт. Был направлен на Карельский фронт в 112-й запасной стрелковый полк г. Кандалакша, прошёл месячный курс бойца и был переведён на Кестеньгское направление в 26-й стрелковый полк 83-й дивизии. Из приказа о награждении медалью «За боевые заслуги»: «Рядовой Забирунов В.А. будучи в конной разведке 26 стр. полка, 83 стр. дивизии, Карельского фронта, в наступательных боях на Кестеньгском направлении за гарнизоны, расположенные на высоте Белининой был легко ранен 28.6.1944 г. (пулевое ранение в левое предплечье). С поля боя был эвакуирован в МСБ 83 стр. дивизии» (сайт «Подвиг народа», орфография и пунктуация сохранены).

20 августа 1944 г. поступил в Петрозаводское военно-пехотное училище Беломорского военного округа, которое окончил в 1946 году в звании младшего лейтенанта. По распределению попал в в/ч 42395 п. Алакуртти на должность командира пулемётного взвода.

Владимир Андреевич с детства увлекался спортом, занимался многоборьем и был сильным спортсменом. В семейном архиве хранится много его грамот, дипломов и значков.

В марте 1947 г. он принял участие в Спартакиаде на первенстве части и получил сразу три грамоты: 1-е место в беге на коньках на 500 м со временем 1 мин. 13 сек., 2-е место на 100 м со временем 14,5 сек. и 1-е место в категории «Слалом» со временем 24 сек.

Бывшие здания 111-й мотострелковой дивизии. Слева КПП (контрольно-пропускной пункт), справа здание, где находились кабинеты и квартиры в/сл дивизии.

Бывшие здания 111-й мотострелковой дивизии. Слева КПП (контрольно-пропускной пункт), справа здание, где находились кабинеты и квартиры в/сл дивизии.

В марте 1948 г. его перевели в Сортавала в Управление 111-й мотострелковой дивизии (в/ч 52495) на должность командира стрелкового взвода. Жил в гостинице Гарнизонного дома офицеров. В 1949 г. в розыгрыше первенства Беломорского военного округа по футболу, который проходил в Петрозаводске, был награждён дипломом 1-й степени, а также дипломом 3-й степени за отличные показатели по физической подготовке и спорту.

Забируновы Владимир Андреевич и Маргарита Васильевна

Забируновы Владимир Андреевич и Маргарита Васильевна

В 1950 г. на танцах в Доме офицеров познакомился со своей будущей женой – Ласточкиной Маргаритой Васильевной, сестрой известного в то время сортавальского спортсмена-легкоатлета Ласточкина Валерия. В 1951 г. на свет появилась их первая дочь Ирина. Владимир Андреевич всё также активно принимал участие в Спартакиадах Беломорского военного округа и в местных соревнованиях г. Сортавала. В 1950 г. был награждён дипломом 1-й степени в соревнованиях по горнолыжному двоеборью (18 км и прыжки), в 1951 г. занял 1-е место в командном первенстве по волейболу г. Сортавала.

Пройдя 5-месячные курсы усовершенствования офицеров по физическому образованию, в том же 1951 г. он был переведён на должность адьютанта командира дивизии. В 1952 г. занял 3-е место в зимнем офицерском многоборье Северного военного округа и 1-е место в летнем офицерском многоборье по войсковой части и по округу.

В 1953 г. его перевели на должность начальника физической подготовки и спорта в/ч 52495. Летом того же года в составе сортавальской сборной он принял участие в первенстве по футболу КФССР, на котором команда заняла 3-е место.

Кубок Карелии по футболу, 1953 г. В первой шеренге крайний справа — Забирунов В.А.

Кубок Карелии по футболу, 1953 г. В первой шеренге крайний справа — Забирунов В.А.

В 1954 г. его перевели в Петрозаводское подразделение в/ч 52495, откуда был уволен по сокращению штатов в ноябре 1955 г., в звании старшего лейтенанта. За 1954—1955 гг. он был награждён двумя грамотами и пятью дипломами за различные достижения в спорте. Ему был присвоен 2-й спортивный разряд по стрельбе.

В январе 1956 г. семья Забируновых возвращается в Сортавала, где Владимир Андреевич устраивается инструктором спортивно-массовой работы Сортавальского дома офицеров. Также получает должность старшего судьи республиканского уровня по различным видам спорта.

Соревнования по лёгкой атлетике в городском парке. Забирунов В.А. за судейским столом справа. Автор фото: Волков А.Н.

Соревнования по лёгкой атлетике в городском парке. Забирунов В.А. за судейским столом справа. Автор фото: Волков А.Н.

В 1961 г. Владимир Андреевич принимает решение об увольнении. В семье к тому времени уже подрастают трое детей: Ирина, Сергей и Владимир. Завербовавшись буровым рабочим в Риколатвинскую геологоразведочную партию Енской экспедиции СЗГУ, он перевёз семью в Мурманскую область. Дедушка был усердным не только в спорте, но и в любой работе. Из геологоразведочной партии он ушёл на пенсию буровым мастером со множеством грамот и благодарностей.

В 1981 г. семья вернулась в Сортавала. Владимир Андреевич своими руками построил дом на берегу Ладоги. Полученная в 1942 г. профессия плотника-столяра, пригодилась. На даче он вёл уединённый образ жизни, любил летом отдыхать на природе с палаткой, рыбачить, зимой столярничал. Весной 1995 г. он трагически погиб, возвращаясь с рыбалки.

И пусть наш дедушка был всего полгода на войне, но мы им гордимся безмерно. Ни клеймо «сын врага народа», ни тяжёлые обстоятельства не смогли сломить его сильной воли и характера. Им построенный дом, обогревает сегодня и его детей и внуков и правнуков. Мы помним, мы гордимся и на 9 Мая встаём в ряды Бессмертного полка с портретом Забирунова Владимира Андреевича.

 *************************

Листая страницы старых газет, находишь много нужной информации. Иногда ищешь материал по одной теме, а открываешь что-то интересное совсем по другой. Предлагаем вам к прочтению очерк С. Михайловой. Газета «Красное знамя», март 1966 года.
СИГНАЛЬЩИК С «ГРЕМЯЩЕГО».

«Давно отгремели бои Великой Отечественной войны. Бывшие воины, сняв опалённые порохом походные шинели, строят новую жизнь. Но никогда и никто из них не забудет тяжёлых испытаний, вынесенных в борьбе с фашизмом.
Тысячи книг написаны о героях Великой Отечественной войны, сотни тысяч газетных страниц посвящены беспримерному подвигу советского народа. И долго ещё эта тема будет нас волновать.
Имена многих героев мы не знаем, хотя о них и написаны книги. Об одном таком герое – сигнальщике с гвардейского эскадронного миноносца «Гремящий» Венедикте Николаевиче Онохове нам и хочется рассказать. Он живёт и трудится рядом с нами – главным кондуктором на ст. Сортавала.
О героическом экипаже «Гремящего» написана книга Б.Д. Николаевым, командовавшим миноносцем, и матросом П.А. Петрухиным, ныне капитаном 3-его ранга.
В северных широтах.
Хмурым осенним днём на Кронштадтском рейде шли последние ходовые испытания миноносца, которому присвоили название «Гремящий». Не успела высохнуть краска на его бортах, а в матросские кубрики поселились молодые крепыши краснофлотцы. «Отныне это ваш дом и корабль» — сказал им командир миноносца старший лейтенант Гурин. Вместе с командой вступил на борт «Гремящего» невысокого роста парнишка с зоркими, как у степного орла, глазами – сигнальщик Венедикт Онохов. Начались флотские будни. Каждый день эскадренный миноносец бороздил свинцовые воды Балтики. Офицеры настойчиво обучали команду нести службу на корабле, отрабатывали взаимодействия всех подразделений, воспитывали у матросов смекалку и выносливость. И никто не подозревал, что скоро им это пригодится. Дождливым сентябрьским днём 1939 года миноносец «Гремящий» отчалил от стенки восточного Кронштадтского рейда и взял курс на север, чтобы надолго прописаться в северных широтах. Веня Онохов с сожалением расставался с Кронштадтом, с друзьями, к которым успел привыкнуть и полюбить. Стоя на вахте под серой моросящей сеткой дождя, он часто вспоминал маленькую деревушку Романова Гора, затерявшуюся в обширных кировских лесах, сестёр, старушку мать…А по ночам сигнальщику грезился родной лесопункт и терпкий запах хвои, от которого кружилась голова и замирало сердце. Родная сердцу земля! Не знал молодой матрос, что надолго покинул свой дом и что первый бой не за горами. Красиво летом на Баренцевом море. На светло-сиреневом полотне неба огненным шаром круглые сутки висит солнце. Невидимый художник – природа окрасила гранитные берега и сопки в мягкие пастельные тона, цветёт багульник и пахнет морем. Служба на корабле идёт своим чередом. Зорко всматриваются сигнальщики в колыхающееся море и чистое небо. Тишина, на небе ни облачка. День 22 июня выдался на славу. Над бухтой парили чайки. Матросы готовились к корабельной эстафете…И вдруг воздух потряс металлический звон колоколов громкого боя. Загремели трапы и палуба под ногами бегущих на посты матросов. «Гремящий» поднял пары и вместе с другими миноносцами покинул Екатерининскую гавань. Корабли вышли на поиски фашистских миноносцев, идущих к советским территориальным водам. На пост встали лучшие сигнальщики Северного флота Николай Факеев и Венедикт Онохов. Кончилась мирная служба. Война!
На вражеский берег.
Начались боевые походы. Под глухим прикрытием миноносец, взяв на борт мины, отправлялся к вражеским берегам. Моряки чётко и точно выполняли любое задание: ставили мины, обстреливали скопления фашистских войск в районе губы Западная лица, нанося им тяжёлый урон. Сигнальщик Онохов со своими товарищами забыл, когда спал спокойно. На плавучей крепости каждый матрос – важная боевая единица, а сигнальщики народ особый – глаза и уши корабля. Прозеваешь противника – всем не сдобровать. Венедикт Онохов – зоркий и смекалистый. Не было ещё такого случая, чтобы стоя на вахте, он не распознал угрожающую опасность. «Вот это глаза у парня!» — восхищались матросы. А старшину Фокеева за зоркость прозвали «запасным биноклем». Слава о сигнальщиках с «Гремящего» разнеслась по всему флоту. В ноябре в северных широтах валит снег вперемешку с дождём. Небо заволакивают тяжёлые, как свинец, чёрные тучи, не видно ни зги. Каждый раз, возвращаясь на базу с задания, в бортовом журнале «Гремящего» появлялась запись, свидетельствующая, что не зря моряки бороздят море и тратят топливо, они оказывают реальную помощь наземным войскам, сдерживающим натиск врага на северной границе. Онохов любил свою трудную, утомительную службу сигнальщика, но в душе её не считал героической. Стой на мостике да смотри в оба. Другое дело пойти на задание в тыл врага. Ребята рассказывали, с других кораблей матросы ходили на вражеский берег. С «Гремящего» пока никто не ступал на сушу. Скоро такой час настал и для Онохова. Венедикт собирался на вахту, когда услышал: «Сигнальщик Онохов к командиру». В капитанской каюте он застал лейтенанта Гаврилова, подошли радисты Пётр Тесленко и Николай Маршагин. «Задание таково — высадиться на берег и пойти на связь с морской пехотой» — сказал Гурин. Корабль встал на якорь в глухой гранитной бухте. Бесшумно скользнула за борт шлюпка и четверо моряков растворились в кромешной тьме. Лейтенант Гаврилов вёл группу по компасу. Тундра со всех сторон наступала на моряков. Миновав болото, они наткнулись на гранитную сопку. Начался тяжёлый подъём. Из-под ног рвались камни, шум заставлял замирать, а лейтенант поторапливал. Неожиданно посветлело, по небу заметались изумрудные сполохи северного сияния, и тундру залил призрачный свет фосфора. У Онохова ныли разбитые колени, от царапин огнём жгло лицо и руки. Товарищи как могли помогали Николаю Маршагину, который нёс за плечами хрупкую ношу – рацию. Моряки преодолели ещё одну каменную гряду, а связных морской пехоты не встретили. Северное сияние погасло также внезапно, как и вспыхнуло. Тундра погрузилась в глухую тьму. Начавшаяся в стороне перестрелка обрадовала моряков: передний край недалеко. Из темноты вынырнула фигура. «Пароль?»…Свои облегчённо выдохнули ребята. Радисты быстро установили связь и вскоре со стороны моря загрохотало, шквал огня обрушился на вражеские батареи. Артиллерийским огнём «Гремящий» накрыл фашистские дзоты и землянки, миномётную батарею, командный пункт и склад боезапасов. В бухту возвратились на рассвете.
Надёжный конвой.
На север пришла осень. С Атлантики подули холодные ветры, начались долгие изнурительные штормы. Огромные студёные валы перекатывались через борт миноносца, с глухим рёвом бились о гранитные скалы, стремясь сокрушить всё живое на пути. День и ночь эскадренный миноносец «Гремящий» бороздил свинцовые воды Баренцева моря. Он сопровождал транспорты. Матросы стояли на боевых постах, зорко всматриваясь в однообразно-серую, утомительную даль. «Разве это война» — ворчали матросы. «А вам что сюда Гитлера подавай!» — ехидно заметил старшина Свекров, хотя в душе был солидарен с зенитчиками. Старшина зенитчиков Александр Свекров, прибывший на флот по комсомольской путёвке из Петрозаводска, где работал на деревообделочном предприятии, любил север. Кольский залив старшине напоминал родное Онего, но и ему надоело сопровождать грузовые суда, похожие на утюги, которые ползли на малой скорости, то и дело исчезая в сырой, серой завесе. Матросы рвались в бой. Первое сражение зенитчиков «Гремящего» началось в глубине Кольского залива. Из-за огромного гранитного Абрам-мыса вынырнули воздушные пираты и, разделившись на две группы, ринулись – одна на город, другая – на порт. «Бомбардировщики идут на нас!» — сообщил сигнальщик. Зенитчики открыли прицельный огонь. Разрывы снарядов заслонили на миг вражеский бомбардировщик, пикирующий на миноносец. Вновь посланный снаряд попал ему в бок, но самолёт не поменял курс. Неизвестно какой по счёту посланный снаряд заставил его сбросить 500-килограммовую бомбу, обрушив на палубу потоки воды и грязи, и рухнуть на берег. Сбитым самолётом типа «Дорнье» зенитчики открыли счёт...Рано утром дробь колоколов громкого боя подняли команду „Гремящего“. Фашистская подводная лодка торпедировала плавбазу „Мария Ульянова“, идущую из Мурманска в Архангельск. Взрывом оторвало кусок кормы, судно накренилось, но осталось на плаву. „Гремящий“ вместе с миноносцем „Громкий“ полным ходом устремился в море. Осенью в Заполярье скупо светит солнце. Показавшись из-за горизонта, оно то и дело исчезает в наплывающих облаках. Четырёхбальная волна качала миноносец, каскады брызг холодным душем обдавали с ног до головы стоящего на посту Венедикта Онохова. Вахта прошла спокойно. Немецкие самолёты не показывались, и вскоре сменивший его старшина Фокеев увидел корабли. Огромная плавбаза, накренившись, глубоко села в воду, а вокруг маневрировали боевые корабли. Командир „Гремящего“ Гурин, отдав кораблям команду встать в боевое охранение, попытался подвести миноносцы к плавбазе, чтобы бросить буксир. Не успел Фокеев передать приказание, как сообщил:»Самолёты". Ему на помощь из кубрика выскочил только что сменившийся с вахты Онохов. Он не помнит сколько раз зенитчики отбивали воздушные атаки. Орудия не успевали остыть, как на них шла новая волна бомбардировщиков. Четырнадцать часов миноносцы «Гремящий», «Громкий», «Урицкий» и морские катера вели бой за плавбазу. Стемнело, на небе яркими точками вспыхнули звёзды, а передышки не было. Подошло спасательное судно «Память Руслана». К утру плавбазу прибуксировали в Териберку. Возвращаясь в Кольский залив, моряки миноносцев «Гремящий» и «Громкий» на вышке сигнального поста прочитали: «Благодарю за успешное выполнение трудового боевого задания. Комфлот Головко». Экзамен на стойкость выдержан. На войне, как на войне!"
(Орфография и пунктуация сохранены).
Кинохроника с эсминца «Гремящий», апрель 1943 года.
https://yandex.ru/video/preview?wiz_type=vital&fi...

*************************

ИВАН ОСИПОВИЧ КАШИН (1900—1981)
«От Заполярья до Берлина». Автор: В.И. Кашин.
9 мая — День Победы, священный праздник в нашей семье. Мы свято храним память о нашем отце, дедушке, прадедушке, участнике Великой Отечественной войны Иване Осиповиче Кашине. О рядовых бойцах, в основном, знают только их родственники, близкие и друзья. Я хочу рассказать о своем отце — гвардии рядовом красноармейце, отличном сапере. Он участвовал в советско-финляндской войне и в Великую Отечественную войну с боями прошел от Заполярья до Берлина. Прошел с боями в составе Северного фронта, Центрального, 1-го Белорусскго и 1-го Украинского фронта.
Несколько поколений семьи Кашиных жили в Андомском районе на Вологодчине, там же, в деревне Пустошь, родился и Иван в 1902 году. Родословная известна до прадеда. В семье были еще два брата и сестра, Ваня самый младший. В 1913 году окончил три класса начальной школы, но дальше учиться не смог из-за бедности родителей. Надо было помогать им по хозяйству. Ваню отдали учеником к сапожнику, чтобы он приобрел специальность для жизни. Так с 11 лет началась его трудовая жизнь.
После революции Иван активно включился в коллективизацию. Семья отдала в колхоз все, что имела. В 18 лет, как все деревенские парни, он женился на полюбившейся девушке Александре из соседней деревни Титово, которая жила в приемной семье. Молодые любили детей и очень хотели иметь большую семью. За годы совместной жизни у них родилось много детей, да вот в живых осталось пятеро: три сына и две дочери.
Когда началась советско-финляндская война, Ивана Осиповича 12 сентября 1939 года призвали по мобилизации рядовым красноармейцем. Воевал в Карелии севернее города Сегежи. Демобилизовался в запас 7 июня 1940 года. Но мир был недолгим. 6 ноября 1941 года Ивана Кашина вновь мобилизовали и зачислили красноармейцем в 205-й, а затем в 136-й отдельный саперный батальон рядовым красноармейцем, сапером. Батальон дислоцировался сначала в Сегеже, а затем находился на севере. В память о тех годах у отца медаль «За оборону Советского Заполярья». Со своим батальоном Иван Кашин прошел всю войну — от Карелии, Заполярья и до Берлина, где и встретил Победу. Принимал участие в Курской и Сталинградской битве и многих других сражениях. Как сам говорил, с работой справлялся: оборудовал переправы, устанавливал минно-взрывные заграждения, прокладывал пути движения войск, приходилось ходить и в атаку. За отличное владение навыками сапера был награжден нагрудным знаком «Отличный сапер» 31 декабря 1942 года. Кроме боевых наград он имел еще более 15 благодарностей от Верховного Главнокомандующего.
Вот несколько эпизодов из его военной жизни. В июле 1944 года в Польше, на подступах к Варшаве, куда двигалась танковая армия, а в ее составе 136-й отдельный саперный батальон, находились город Демблин и сильно укрепленная одноименная крепость. Предстояли большие работы по разминированию путей движения войск, разрушению инженерных укрепительных сооружений. Бои с противником были тяжелые, кровопролитные. Рядового И. Кашина от взрыва одной из мин отбросило на большое расстояние, он получил тяжелую контузию, но остался в строю.
136-й отдельный саперный батальон за овладение городом и крепостью Демблин 26 июня 1944 года, городами и крупными узлами коммуникаций Седлец, Минск-Мазовецкий и Луков 31 июля 1944 года получил звание гвардейского и наименование «Демблицкий». 21 декабря 1944 года это звание было присвоено личному составу батальона, в том числе и Ивану Осиповичу Кашину. В этот период батальон был в составе 12-й гвардейской танковой Уманьской ордена Ленина Краснознаменной ордена Суворова дивизии 16-го танкового корпуса и обеспечивал ее продвижение и участие в боевых операциях. Участвовал в Курской битве в период контрнаступления. За проявленную смелость и успешное решение боевых заданий награжден медалью «За отвагу». В боях под Курском Иван Кашин вновь получил тяжелую контузию от взрыва мины.
А вот эпизод от 30 января 1945 года: при постройке моста через реку Нецце флис в районе Нетцель гвардии рядовой Кашин И.О. проявил мужество и отвагу под огнем противника заминировал пути подхода к мосту, тем самым обеспечил прикрытие места постройки моста.
В наступательных операциях 1-го Белорусского фронта гвардии рядовой Кашин И.О. проявил отвагу и геройство, работая в качестве сапера, выполнял ответственные задания в районе г. Берлин получил задание доставить штурмовым группам, работающим по подрыву уличных баррикад, взрывчатые вещества. Несмотря на огонь фашистских снайперов, засевших в домах, задание было выполнено. Взрывне вещества были доставлены во-время, и штурмовые группы осуществили прорыв к намеченной цели.
Войну он закончил в Берлине и даже расписался на одной из колонн Рейхстага: «Иван» — без фамилии, просто и скромно, хотя ему было чем гордиться. Присутствовал Иван Кашин и на концерте Лидии Руслановой у колонн Рейхстага. С войны отец привез домой ордена Красной Звезды, Славы III степени, знаки «Гвардия» и «Отличный сапер», медали «За взятие Берлина», «За освобождение Варшавы», «За отвагу», «За оборону Советского Заполярья», «За победу над Германией». Но он считал, что таких, как он, на фронте были тысячи.
Своего отца я увидел впервые в конце августа 1945 года, когда мне было 6 лет. К нашему дому подъехала полуторка и из кузова спрыгнул солдат в шинели. Вся наша семья уже стояла у дороги. Я был самый маленький из детей. Ко мне подбежал солдат, поднял на руки, обнял и поцеловал. Это был мой отец! Отец, о котором я все время думал, как помню себя в детстве.
После войны надо было налаживать мирную жизнь, а главное — помочь подняться на ноги сыновьям и дочерям. Еще в 1935 году Иван Осипович был принят на должность завхоза Андомской районной больницы, где он работал и после возвращения с советско-финляндской и Великой Отечественной войн. Однако вскоре уволился оттуда: после войны жизнь в деревне была тяжелой, а семья большая. Иван Осипович устроился на работу в Пудожский лесопункт «Энерголеспромхоза». Чтобы как-то прокормить жену и детей, он берет с собой сына Славу (автора этого очерка) на лесопункт в Гакугсу. В бригаде на иждивенца давали хлеб и продукты, которые отправлялись в Саминский погост и это помогало выжить остальным детям. После войны, в 1946 году, родился еще один сын — Алеша. В январе 1949 года вся семья переезжает в Муромское (в настоящее время там мужской монастырь), где открыли дом инвалидов. В мае 1950 года семья переехала на остров Валаам вместе с домом инвалидов, где Иван Осипович работал бригадиром в строительной бригаде.
В свободное время он увлекался рыбалкой, охотой. Хорошо играл на гармошке и научил играть всех своих сыновей.
В мае 1952 года семья переезжает в город Сортавала, где Иван Осипович работает в строительной организации. В 1955 году вместе с сыном Славой построил свой дом. В 1957-м перешел на работу на Сортавальскую суконную фабрику.
На пенсию вышел в 1962 году, помогал воспитывать внуков. Последние 10 лет, когда умерла мама, он жил в моей семье в Петрозаводске. Как участник Великой Отечественной войны, Иван Осипович встречался со школьниками Петрозаводска, рассказывал ребятам о буднях войны, работе сапера. И порой сам удивлялся: как они, простые русские мужики, не только выстояли в страшной мясорубке, но и победили.
Моя судьба сложилась так, что я служил в Группе Советских войск в Германии, затем неоднократно выезжал в ГДР в служебные командировки и туристом и даже побывал в тех местах, где воевал мой отец Иван Осипович Кашин.
*************************
СОСИК ВАСИЛИЙ ИВАНОВИЧ
Родился 14 января 1926 года в д. Магеевка Брянской области. Весной 1943 г. окончил десятый класс и попал в учебную школу 556-го с.п. 169-й с.д. Стал связистом, возглавил отделение. Дивизия с боями прошла Белоруссию, Польшу, дошла до Восточной Пруссии.
За боевые подвиги награжден орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу» (две), «За взятие Кёнигсберга», «За боевые заслуги».
Главная задача связистов — связь между подразделениями, штабами. Одну из своих наград — орден Красной Звезды — получил за то, что в числе первых форсировал реку и установил связь.
До 1973 года служил в армии Василий Иванович (в 367-й Краснознаменной мотострелковой дивизии, дислоцировавшейся в Сортавала). За отличную службу был награжден медалями и Почетной грамотой президиума Верховного Совета КАССР. После выхода в отставку трудился на ряде предприятий города Сортавала, в совхозе «Приладожский».
*************************
БОРИС СТЕПАНОВИЧ ХАРИТОНОВ
Родился Борис Степанович Харитонов в Самаре 13 февраля 1926 года. С ранней юности, с 14 лет, выучившись, работал трактористом, таскал буксиры по Волге, бывало и до Сталинграда, с началом войны вывозил раненых. В 17 лет (сентябрь 1943 г.) стал курсантом, учился на шофера в 21-м отдельном автоучебном полку. Учебу закончил в мае 1944 года и ждал распределения на фронт. Вместе с другими курсантами был отправлен поездом в Лодейное Поле (Ленинградская обл.), где готовилась Свирско-Петрозаводская наступательная операция. Получил назначение шофером в 140-й артиллерийский полк, 403-ю батарею, 40-й дивизии. Задача – таскать пушки на батарею. Сразу по прибытии в Лодейное Поле узнал, что такое вражеский авианалет. Противник обстреливал госпиталь, всюду лилась кровь, гибли раненые и обслуживающий персонал, были потери и среди курсантов. В июне началась Свирско-Петрозаводская наступательная операция. Когда освобождали Питкяранту, было страшное месиво, жуткий обстрел, гибли мальчишки-однополчане. Во время этого наступления Борис Степанович был контужен. После освобождения Питкяранты, часть перекинули в Лодейное Поле, а далее фронтовой путь прошел через Мурманск – Колу – Печенгу – Норвегию. В Норвегии осенью 1944 года Бориса Степановича Харитонова ранило, получил вторую контузию, был направлен в госпиталь в Мурманск, а после прохождения лечения остался там служить. В октябре 1946 года по направлению выехал в Петрозаводск. Служил шофером при штабе, а в 1949 году получил направление в Сортавала. В 1950 году остался сверхсрочником и был направлен в Маткасельку инструктором, в 1951-м перевели в Сортавала в автороту. С 1952 по апрель 1955 г. служил в дивизии командиром взвода, в апреле 1955 году уволился в запас. Всю трудовую жизнь провел за рулем, работал шофером, возил лес. Жизнь прошла в труде.
За боевые подвиги и труд во время войны награжден медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Советского Заполярья», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», Орденом Отечественной войны II степени, знаком «Ветеран Карельского фронта 1941—1945 гг.».
*************************

АННА ПЕТРОВНА ФОМИНА (1920—1994)

В народе говорят: «У войны не женское лицо». Но в годы жестоких испытаний, какой стала Великая Отечественная война, миллионы женщин встали на защиту Родины на фронте и в тылу. Они работали в промышленности и сельском хозяйстве, на шахтах и в лесу. О героине трудового фронта наш рассказ.

Анна Петровна Фомина была обыкновенной карельской девушкой. Она родилась в деревне Эссойла Пряжинского района. Закончила три класса школы, причем обучение велось на финском языке.

Анна Фомина. г. Беломорск, 1940-е годы. Из фондов РМСП

Анна Фомина. г. Беломорск, 1940-е годы. Из фондов РМСП

Когда началась война, она оказалась в Интерпоселке Олонецкого района, а оттуда уходила дальше в эвакуацию, прихватив только шесть платьев, надев их на себя.

Работала на строительстве оборонительных сооружений (Оборонстрой), рыла окопы. Из села Вознесенье попала в п. Ошта Вологодской области, затем в Вытегру и дальше в п. Колодозеро Пудожского района. Там работала по специальности в пекарне.

В Пудожском районе вместе с другими ей дали путевку на лесозаготовительные работы. Две недели добирались до Беломорского района. 2 марта 1942 г. прибыли в п. Маленга, где находился леспромхоз. Жили в бараках с двухэтажными нарами и узким проходом между ними. Посередине барака стояла чугунная печь, вокруг которой грелись, сушили одежду, готовили кипяток. Но холод зимой все равно был жуткий. Кормили хорошо: овсяный и рисовый супы. Против цинги перед завтраком давали хвойную воду. Кто выполнял план, тому давали 800 г хлеба из хорошей американской муки.

Леспромхоз занимался заготовкой древесины. Женщин пилили лес с помощью лучковой пилы, нормы выработки были небольшие. Зимой на санях возили лес, летом – на вагонетках. Поскольку Анна с малых лет работала в лесу, то работу знала. Стал накапливаться опыт.

А. П. Фомина была назначена бригадиром женской лесозаготовительной бригады. Она была примером для членов бригады: при норме 2,5 кубометров заготавливала по 7,5-8 кубометров древесины. П. С. Прокконен вспоминает: «Нельзя было не восхищаться, наблюдая работу Анны Петровны Фоминой. Невысокая, плотная, она мастерски владела лучковой пилой… Словно играючи, управлялась лна с топором, с одного удара отмахивая толстенные сучья».

Анна Фомина пилит дерево лучковой пилой. Маленгский леспромхоз, 1943 г. Фото из книги «Очерки истории Карелии», 1964 г.

Анна Фомина пилит дерево лучковой пилой. Маленгский леспромхоз, 1943 г. Фото из книги «Очерки истории Карелии», 1964 г.

Вступив в социалистическое соревнование комсомольско-молодежных бригад лесной промышленности СССР, бригада Фоминой ежедневно давала по две-три нормы. Решением бюро ЦК ЛКСМ КФССР от 31 марта 1944 года коллективу было присвоено звание фронтовой комсомольско-молодежной бригады. За самоотверженную работу в лесу Анне Петровне было присвоено звание лучшего лесоруба КФССР с вручением Почетной грамоты Президиума Верховного Совета КФССР.

А.П. Фомина была награждена орденом Ленина. Из Маленгского леспромхоза она приехала в прифронтовую столицу республики г. Беломорск. Награду вручал Председатель Президиума Верховного Совета КФССР Отто Куусинен.

Фотография Анны Фоминой из местной газеты 1940-х гг. Интернет-ресурс

Фотография Анны Фоминой из местной газеты 1940-х гг. Интернет-ресурс

Хоть и война, старались не падать духом. Устраивали концерты, за которые А.П.Фомина даже получала премию.

В лесу с Анной произошел несчастный случай: дерево упало, ударив по голове. Сам хирург А.А. Вишневский в госпитале Беломорска осмотрел и сказал, что на свежем воздухе работать не плохо, внаклонку не советовал. Два с половиной месяца работала инструктором по хлебопечению. Потом попросилась обратно на делянку, поставили мастером. Затем снова в паре с Верой Долгановой работала как лесоруб.

После войны жила и работала в п. Нижний Идель, затем переехала в Олонецкий леспромхоз. К сожалению, попала под машину: пять месяцев пролежала в больнице. После выздоровления работала зав. пекарней в п. Видлица. В г. Сортавала перебралась по приглашению двоюродного брата, семья которого жила в Мининой губе.

Анна Петровна Фомина. г. Сортавала, 1948 г. Из фондов РМСП

Анна Петровна Фомина. г. Сортавала, 1948 г. Из фондов РМСП

А. П. Фомина вышла замуж, с супругом Николаем Евдокимовичем Маккоевым воспитали сына и дочь. 1 января 1994 г. она ушла из жизни. Высшая награда – орден Ленина осталась в семье как память о женщине-труженице, не жалевшей сил в годы военного лихолетья.

Кавалер ордена Ленина, ветеран труда А.П. Фомина. г. Сортавала, ок. 1965 г. Из фондов РМСП

Кавалер ордена Ленина, ветеран труда А.П. Фомина. г. Сортавала, ок. 1965 г.
Из фондов РМСП

*************************

НЕСТЕРОВ ПЕТР СЕМЕНОВИЧ

Родился в 1919 году в деревне Бывальцево Устюженского р-на Вологодской обл. 1 января 1939 года был призван в ряды РККА Володарским РВК г.Ленинград. Начало войны встретил на Ленинградском фронте в составе 793-го артиллерийского полка 257-й стрелковой дивизии.

С боями прошел Волдай, Великие Луки. В 1943 году 793-й ап вошел в состав Южного фронта. Петр Семенович освобождал Украину, Белоруссию, Литву. Награжден двумя медалями «За боевые заслуги».

Выписка из приказа о награждении:
«Старшего ружейного мастера – младшего сержанта НЕСТЕРОВА Петра Семеновича за то, что он в октябре 1943 года, в полевых условиях задание по ремонту материальной части артиллерии, вместо данных 2-х суток, выполнил задание за 8 часов, при том восстановил 4 передка для конной тяги.
Кроме того во время наступательных боев в полевых условиях ввел в строй одно орудие, 10 автоматов, 15 винтовок».
(Приказ № 012-Н от 23 октября 1943 г. по 793 Артиллерийскому полку 257 Краснознаменной стрелковой дивизии \Южный фронт\.)

Выписка из приказа о награждении:
«Старшего ружейного мастера –старшего сержанта НЕСТЕРОВА Петра Семеновича за то, что он при переводе систем на летнюю смазку проявил умение и мастерство. Все 32 системы ранее установленного срока за 17 дней переведены на летнюю смазку с отличным качеством профессионального осмотра. Всё стрелковое вооружение полка находится в исправном и хорошим техническом состоянии».
(Приказ № 8-Н от мая 1945 года по 793 Артиллерийскому ордена Александра Невского полку 257 стрелковой Сивашской Краснознаменной ордена Суворова второй степени дивизии \Ленинградский фронт\).

После войны приехал к семье в Карелию. Проживал в п.Хелюля, работал на Сортавальской мебельной фабрике. В 1985 году был награжден орденом «Отечественной войны» 2-й степени.
Благодарим семью Нестеровых за предоставленные материалы.

  *************************
*************************
*************************

Оставить комментарий

Ваш email адрес не будет опубликован.Поля обязательные для заполнения *