Великой Победе посвящается...

ВСПОМНИТЬ ВСЕХ ПОИМЁННО

В этой статье мы будем публиковать о судьбах людей ковавших нашу Победу.

  1. Тамара Васильевна ПОЦЕЛУЕВА (Казанина)
  2. Зинаида Николаевна Клёпова (Суханова)
  3. Элина Матвеевна Ермолаева
  4. Горохов Иван Петрович
  5. Антонина Дмитриевна Мартьянова
  6. Шабан Алеся Тимофеевна
  7. Собакин Фёдор Михайлович

Тамара Васильевна ПОЦЕЛУЕВА (Казанина) родилась в Ленинграде 22 июня 1920 г. В 1938 г., после окончания школы, поступила в Ленинградский педиатрический институт, была старостой группы. 6 января 1940 года Тамара Казанина вышла замуж за Александра Поцелуева, который сразу ушёл на финскую войну.
22 июня 1941 г. Тамара работала медсестрой в пионерском лагере в п. Толмачево Ленинградской области. С началом Великой Отечественной войны вернулась в Ленинград, все студенты института дежурили на чердаках клиник, боролись с зажигательными бомбами. Каникул летом и зимой не было, а госэкзамены в институте состоялись досрочно — в октябре 1942 года. После получения диплома, в период с 15 октября 1942 г. по 27 февраля 1943 г. Тамара работала врачом-педиатром в детской поликлинике № 34 блокадного города. Тамара Васильевна вспоминала: «Обслуживала по вызовам. Большинство квартир были коммунальные, и приходилось искать больного ребенка по всем комнатам, часто находя его в кровати с матерью-дистрофиком. Детских инфекций не было — дети ослабленные, не ходили, не играли. Были случаи, когда идешь по улице и сообщают, что по карточкам на 10 дней выдают суррогатные конфеты. Покажешь ребенку конфетку — сморщенное личико выдает подобие улыбки». Родители Тамары — Василий Иванович и Евгения Никитична Казанины — умерли от голода в 1942 г. во время блокады.
В феврале 1943 г. Тамара Васильевна была мобилизована и направлена в эвакуационный госпиталь № 267, располагавшийся в Военно-медицинской академии. Большая часть персонала была эвакуирована, были лишь оставлены люди для организации его работы. Когда Тамара Васильевна приступила к своим обязанностям, в институте усовершенствования врачей (ГИДУВ) были организованы хирургические курсы. Начальник торакального отделения госпиталя направил Тамару Васильевну по её собственному желанию на курсы, хотя знания по хирургии у неё были отличными.
Во время блокады Ленинграда немцы постоянно обстреливали места скопления людей, поэтому начальник госпиталя не выпускал врачей и медсестер из отделения, врачи жили в общежитии. Тамара Васильевна жила с Ковровой Антониной Тихоновной, которая работала в ортопедическом отделении. Антонина Тихоновна уговорила Тамару перейти в её отделение, и это спасло ей жизнь. В этот день при артобстреле в торакальном отделении снаряд пробил крышу и разорвался на 3-м этаже — на месте бывшего поста, где работал Тамара Васильевна. Она вспоминала: «Вслед за взрывом я побежала к зданию, надеясь на чудо, что вылеченных людей успели унести в бомбоубежище. Но ужас! Кто погиб, кто ранен еще тяжелее. Многие подготовленные раненные погибли. Меня на моём посту заменил академик Майоров, он погиб, погибла врач с соседнего поста, медсестры в перевязочной…».
Проработала Тамара Васильевна в ЭГ № 267 до сентября 1944 г., затем перешла на работу в ЭГ № 991 ординатором хирургического отделения. При движении на запад с эвакогоспиталем № 991 была на Белорусском фронте, 3 месяца была в группе хирургического усиления при танковой бригаде. Тамара Васильевна вспоминала: «Эшелоны состояли из товарных вагонов. Один вагон был предназначен для медиков, другой для проведения медицинских процедур, ящиков с медикаментами, необходимым инструментом, перевязочным материалом. На остановках принимали людей. Очень много было беременных. Наши войска приближались к Берлину. Были ужасные бои, раненые поступали без перерыва, сна не было. Я была ответственной в нейрохирургическом отделении госпиталя г. Познани. Поступали с ранениями в спину, череп, позвоночник, с параличами. В операционной определяли будущее: если позвонки задеты пулей или осколком, но спинной мозг не пострадал, то делали операции на месте, извлекали осколки позвонков осторожно, постепенно чувствительность восстанавливалась, а если был поврежден спиной мозг, раненого эвакуировали в Советский Союз… Последние бои. Небо красное. Наконец сообщают о капитуляции… Что было!!! Выздоравливающие выползали из палат, был жуткий шум, все кричали и плакали, ведь многие были, как в семье, родные погибли…». Отгремели последние военные залпы, Тамаре Васильевне удалось расписаться на Рейхстаге и посетить с группой офицеров концлагерь Майданек, где экскурсоводами выступали только что освобожденные из плена заключенные.
Тамара Васильевна Поцелуева была награждена Орденом Красной Звезды, медалью «За оборону Ленинграда» и другими наградами.
Тамара Васильевна Поцелуева была демобилизована в декабре 1945 года. С трудом разными видами транспорта она добиралась домой. В Ленинград она попала 6 января 1946 года — 4,5 года она не виделась с мужем. Поработав некоторое время ординатором акушерского отделения клинической больницы им. Ф. Ф. Эрисмана, в 1947 году Тамара Васильевна вслед за мужем приехала в город Сортавала. 7 января 1947 года в семье Поцелуевых родилась первая дочь Людмила. Друзья подарила Тамаре Васильевне на рождение ребенка большой, а самое главное, драгоценный подарок – буханку хлеба(!).
С 3 апреля 1947 г. по 24 августа 1948 г. в Карело-Финском техникуме физкультуры г. Сортавала преподавала анатомию, была врачом.
С 30 мая 1949 года по 4 апреля 1951 года работала врачом-диетологом в военном санатории Беломорского ВО и по совместительству врачом физкульткабинета в Сортавальской городской больнице, в апреле 1951-го зачислена в штат больницы. С 16 апреля 1952 года переведена в роддом на должность врача-педиатра, где и работала по 16 сентября 1952 года до отъезда из г. Сортавала в г. Казань.
Всю жизнь Тамара Васильевна посвятила лечению детей — была врачем-педиатром. Умерла 28 ноября 2008 года.
Статья составлена по письмам и рассказам Людмилы Поцелуевой, дочери Т.В. Поцелуевой.

**************************

Изучая газетные вырезки из семейных архивов, узнаёшь о судьбах сортавальцев, прошедших войну.
В 1985 г. пионеры из Клуба интернациональной дружбы (КИД) болгарского города Силистра через журнал «Советская женщина» устанавливали судьбы русских девушек со старой военной фотографии. Ребятам было известно только имя девушки в светлой гимнастёрке — её звали Зина. Свою сестру на фотографии в журнале узнал брат Зины, житель Пермской области, Валентин Николаевич Суханов. Он и прислал Зинаиде Николаевне Клёповой (Сухановой) в Сортавала, где она проживала с 1960 г., эту вырезку из журнала. А в 1987 г. в сортавальской газете «Красное Знамя» появилось интервью Г. Груздевой с Зинаидой Николаевной Клёповой (Сухановой). Предлагаем вам небольшой фрагмент интервью:
«... Их часть прошла с боями по южным районам России. Зина в атаки не ходила. В любых условиях она готовила еду, кормила солдат. Но смертельная опасность постоянно висела и над юным поваром, и над её полевой кухней. Эта опасность напоминала о себе пронзительным свистом пуль. Но Зина свыклась и с этим, да и не до размышлений было за тяжёлым физическим трудом, который её, однако, не пугал — к такой работе она привыкла с детства. Были в характере этой крепкой невысокой девушки такие качества, которые озадачивали завзятых балагуров среди солдат: на грубоватые шутки повар Зина не откликалась и умела крепко за себя постоять, а потому слыла у таких шутников гордячкой недотрогой.
Не растерялась она и в минуту опасности. Однажды, где-то в районе Кривого Рога, из снежной метели в перерыве между боями вышли к кухне несколько немцев — кухня-то была трофейная, немецкая, вот и приняли её фрицы за свою, подкрепиться зашли.Придя в себя от неожиданности, Зина шарахнулась к машине, где отдыхал шофёр дядя Ваня. Вдвоём они разоружили немцев, взяли в плен... Долго потом лопотали пленные фашисты, поняв, что русская „фрау“ оказалась находчивее их, бывалых вояк. Но в другой раз опасность не обошла стороной: когда однажды Зина пробиралась к ручью за водой, прямо на неё из кустов выскочила немецкая овчарка — из тех, которых фрицы посылали со связкой гранат к нашим танкам... После тяжёлых укусов пришлось затем долго лечиться в госпитале...»
В 1960 году Зинаида Николаевна Клёпова (Суханова) приехала в Сортавала, до выхода на пенсию работала стрелочницей на железной дороге. Работала хорошо, о чём свидетельствуют многочисленные благодарности. Вырастила дочь, помогала растить внуков. Благодаря им сохраняются в семейном архиве, фотографии, награды, газетные вырезки.

*******************************

Имя Элины Матвеевны Ермолаевой, многолетнего руководителя Финского хора, заслуженного работника культуры РСФСР и КАССР, Почётного гражданина г. Сортавала, хорошо известно старшему поколению сортавальцев.
Сейчас не многим известно, что она в составе труппы Республиканского театра музыкальной комедии прошла всю Великую Отечественную войну, выступала на фронте перед бойцами, которым предстояло идти в бой, перед ранеными в госпиталях. В госпиталях проводились индивидуальные выступления по палатам. В перерывах между репетициями концертных программ и театральных постановок артисты, работники вспомогательного состава театров выходили на строительство оборонительных сооружений, несли дежурство в госпиталях, помогая медсестрам, приводили в порядок воинское обмундирование. За годы войны труппой театра дано 1250 спектаклей, проведено 989 шефских концертов, и все в условиях постоянных переездов, иногда под бомбёжкой, недоедания, болезней.
27 октября 1944 года вслед за войсками труппа приехала в Сортавала с шестью спектаклями «в целях культобслуживания воинских частей Карельского фронта», как было сказано в приказе о командировке. В 1945 г. город стал базой для театра, а когда его закрыли в 1948 г. , многие артисты, музыканты, танцоры остались здесь и стали сортавальцами. Осталась здесь и Элина Ермолаева. О её жизни можно прочитать на сайте музея: http://museum-sortavala.ru/ermolaeva-elina-matveevna...
Музей Северного Приладожья обращается к жителям города и района с просьбой поделиться вашими воспоминаниями о встречах с этим замечательным человеком, рассказать о выступлениях Финского хора, которые вы посещали. В год 100-летия со дня рождения Э.М. Ермолаевой это было бы очень интересно нам всем!!!

*************************

Мой дедушка Горохов Иван Петрович родился 25 июля 1914 года в селе Огни Усть-Калманского района, Алтайского края. Участник двух войн советско-финской и Великой Отечественной. В начале Великой Отечественной войны в г. Улан-Удэ закончил курсы младших лейтенантов, был командиром стрелкового взвода 247-ого стрелкового полка 37-й стрелковой дивизии Карельского фронта. В 1942 году был тяжело ранен в левое плечо с переломом плечевой кости, полгода провёл в 259-м армейском полевом госпитале г. Архангельска. С мая 1943 года – командир взвода ПВО 139-го отделения мостового строительного батальона. Награждён орденом Красной Звезды, медалями «За оборону Советского Заполярья» и «За победу над Германией».
Из приказа о награждении орденом Красной Звезды: «Проливший свою кровь за Советскую Родину, 10.12.1942 года при прорыве обороны финнов, тяжело раненный в Отечественную войну на Масельгском направлении, командир взвода ПВО лейтенант Горохов все свои силы, опыт и знания отдавал быстрейшему разгрому врага. Пользуясь большим авторитетом среди рядового и сержантского состава своего подразделения, как опытный прошедший суровую школу Отечественной войны офицер, он неустанно повышает свою боевую выучку, обучает красноармейцев и сержантов военному делу, показывая им пример мужества и самоотверженной работы на пользу Советской Родины. В период наступательных действий 32, 19 и 14 армий он производил разведку и разминирование мест дислокации части и объектов работ. В с.Вуонтеле он разминировал своим взводом место дислокации штаба батальона и лично извлёк 9 штук противопехотных и противотанковых мин противника. 1.08.1944 г. в момент налёта вражеской авиации, часть бойцов зашла на минное поле противника, т. Горохов проложил проход в минном поле и вынес с него 8 подорвавшихся на минах противника бойцов, при чём извлёк и обезвредил при этом 7 противопехотных и противотанковых мин противника, в районе Алакуртти. В 19 армии он разминировал два подхода к мостам и на этих объектах не было случая подрыва на минах. Личный состав т. Горохова дисциплинирован, знает хорошо оружие, несёт безупречно караульную службу» (орфография и пунктуация сохранены).
На вечере празднования Нового, 1945 года он познакомился с нашей бабушкой Анной Николаевной (30.09.1922 г.р.). Она была труженицей тыла, работала на заготовке леса на Беломоро-Балтийском канале. Довелось ей пережить тяжёлую эвакуацию из Петрозаводска на баржах по Онежскому озеру, а затем — полуголодная военная жизнь и лесозаготовки. После победы 9 мая 1945 года дедушка с бабушкой задержались в г. Киркинес, где дедушка в составе 139-го отделения мостового строительного батальона восстанавливал дороги и мосты. В 1946 году после увольнения дедушки в запас они уехали на его Родину. Дедушка устроился на работу в подсобное хозяйство «Турксиб» в г. Алма-Ата, там и родился их первый сын и наш папа – Виктор Иванович. В 1949 году бабушка и дедушка завербовались на работу в Карелию и приехали в Сортавала, где уже в п. Тункула жили бабушкины родители. Дедушка с бабушкой устроились на работу в Разнопромартель. Бабушка швеёй, дедушка — слесарем-монтажником. В 1952 году родился второй сын – Валентин. В 1958 году дедушка с бабушкой перешли работать на Сортавальскую суконную фабрику (впоследствии – Сортавальская швейная фабрика), где бабушка проработала мастером швейного производства до выхода на пенсию. Оба за многолетний добросовестный труд на фабрике были занесены в фабричную Книгу почёта. Дедушка в 1970 году ушёл работать в Западно-Карельские электрические сети (ЗКЭС). Был слесарем-сантехником 5 разряда. Руки у дедушки были золотые. Когда они получили квартиру на ул. Горького, 15, дедушка сразу создал для семьи бытовые условия. Сам сделал в их неблагоустроенной квартире и туалет и ванную. Позже они получили благоустроенную квартиру на ул. Дружбы народов,15. Для путешествий по Ладоге, своими руками из подручных средств, сделал две лодки и подвесной мотор. В то время (1950 — 60-е гг.)лодочный мотор был большой редкостью.
Как любой внук или внучка, я любила ходить в гости к дедушке с бабушкой. Жили мы недалеко друг от друга, и поэтому, приходя со школы, я бежала сразу к ним. У дедушки в жизни были два больших хобби – рыбалка и шахматы. По рассказам бабушки, на свою первую премию он сделал себе подарок – новые шахматы. Научил этой игре и своих сыновей Виктора и Валентина, и нашего старшего брата Сергея. Меня тоже пытался научить, но бабушка со спицами и крючком меня увлекла больше. Она была профессиональной швеёй, вязальщицей, вышивальщицей. По рассказам, в тяжёлое послевоенное они выживали за счёт её шитья. Она шила и вручную вышивала платья на заказ. Ещё у неё была толстая папка с вырезками биографий российских художников и фотографиями их картин (из журналов «Работница» и «Крестьянка»). Обучаясь вязанию, я параллельно знакомилась с Шишкиным, Васнецовым, Поленовым и т.д. Мы часами разглядывали эту папку и разговаривали.
На 9 мая, после парада, мы по традиции всей семьёй собирались у них дома на ул. Дружбы народов. Был накрыт стол, по телевизору шли фильмы о войне. Дедушкин любимый фильм «Два бойца», и для меня навсегда песня «Тёмная ночь» это воспоминания о нём. Он умер в 1992 году, сердце не смогло пережить второй инфаркт. Бабушка Аня пережила его на 22 года и ушла от нас в 2014 году. Теперь на параде в День Победы они стоят вместе с нами в «Бессмертном полку», фотографии дедушки и бабушки несут их правнуки. Мы помним, мы гордимся, мы передаём память о них своим детям.
Научный сотрудник ЭВО РМСП Забирунова Т.В.

****************************

Антонина Дмитриевна Мартьянова родилась 7 июля 1920 года на станции Греблянка Калининской (ныне – Тверской) области. В 1939 году фельдшера Антонину Мартьянову призвали в армию, участвовала в советско-финской войне. В 1940 г. приехала в Сортавала к родителям. В начале Великой Отечественной войны была призвана в армию и направлена в госпиталь № 293, который дислоцировался в Сортавала с 30 октября 1940 г. по 27 июня 1941 г. Всю Великую Отечественную войну воевала в составе госпиталя (Петрозаводск, Вологодская область, южная Карелия, вновь Сортавала). Награждена медалями «За боевые заслуги», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.», Орденом Отечественной войны II степени. В приказе о награждении есть такие слова: «…работала в качестве перевязочной сестры, не считаясь со временем, по нескольку суток стояла у операционного стола, помогая врачам спасать жизнь раненым бойцам и офицерам … постоянно повышает уровень своих знаний», а за этими словами тяжёлый труд операционных сестёр, боль и страдание, постоянное психологическое напряжение...
После демобилизации в 1947 году Антонина Дмитриевна вернулась в Сортавала и до ухода на заслуженный отдых трудилась в медицинских учреждениях города, награждена знаком «Отличник здравоохранения».
О периоде работы госпиталя в г. Борисове-Судском Вологодской обл. читайте http://s01003.edu35.ru/our-school?catid=0&id=25

Война — это битвы на поле боя и в госпиталях, в цехах заводов и на полях за урожай, это боль ран и утрат, это голод и лишения... это тяжёлые судьбы детей, детство которых пришлось на военную пору. О судьбе своей матери Алеси Тимофеевны Шабан, которая ребёнком прошла ужасы оккупации, рассказывают её дочери.
«Наша мама, Шабан Алеся Тимофеевна, родилась в деревне Косари Ушатского района Витебской области. Белоруссия одна из первых увидела и приняла на себя все ужасы и тяготы Великой Отечественной войны. Не обошла она стороной и мамину семью. Отца, Верташенка Тимофея Никифоровича, в первые же дни войны отправили на фронт.
Мама со своей мамой Верташенок Александрой Анатольевной, младшим братом Сашей и грудной сестрёнкой Машей остались дома. Очень скоро немцы пришли в их деревню. Заселялись в дома, убивали скот, издевались над мирными жителями. Возле дома, где жила мама, рос огромный дуб. На нём немцы вешали жителей, помогавших партизанам. Смотреть на это страшное зрелище они сгоняли всех жителей деревни. В маминой памяти остался тот день, когда её, маленькую, немец стаскивал с печи и гнал на улицу, чтобы она тоже видела казнь.
Невозможно без слез слушать воспоминания о том дне, когда жителей деревни согнали в большой барак, заперли снаружи и облили бензином, собираясь поджечь. Только чудом все остались живы: немецкий офицер, который в эту минуту приехал в деревню, пожалев мирных жителей, приказал их выпустить.
Молодых парней и девушек сажали в грузовики, говорили, что повезут в Германию на работу, — больше их никто никогда не видел. Что с ними стало, так и неизвестно. После войны ни один из них не вернулся домой.
Женщин с детьми и стариков погнали за 30 км в город Лепель. Там находился концлагерь, который размещался в военных казармах посёлка Чашники. Спали на цементном полу, один раз в день в консервную банку наливали жидкую баланду — так называемый суп. Было великим счастьем найти в нем кусочек картошки или пару горошин. Маленькая сестренка умерла от голода, у матери не было молока.
После войны мама с братом и со своей мамой Александрой Анатольевной вернулась в родную деревню, сожженную дотла. Жить было негде, и мать сама выкопала землянку.
Внутри обложила её ветками, жердями, чтобы глина не сыпалась. Самое страшное было ночами: с потолка на них падали крысы и даже иногда кусали. Приходилось стучать по стенкам землянки, чтобы их отпугивать. В тот год крыс было очень много, и совсем не было еды. Вместе с братом ходили собирать картошку, оставшуюся с прошлого года на полях, и траву. Мать из этого делала лепёшки и кормила ими семью. В такой землянке они жили, пока не вернулся с фронта отец.
Страх, голод и холод, которые мама испытала в эти годы, она не может забыть до сих пор. Через всю жизнь идёт она с этими воспоминаниями, рассказывая о тех страшных днях нам, своим детям, внукам, а теперь уже и правнукам.
До войны отец работал кузнецом. После войны в сожженной деревне работы не было, и отец отправился на поиски работы в Западную Белоруссию. В Городце устроился на работу и перевёз туда семью. Мать работала на ферме. Денег не хватало, жили впроголодь. Первый год после войны дети не смогли пойти в школу, так как не было ни одежды, ни обуви. И лишь на второй год, когда маме исполнилось 12, а её брату 9 лет, они пошли в первый класс. Тетрадей не было, писали на коре. Один букварь был на всю школу. Когда мама пошла в четвёртый класс, младшие дети стали их дразнить, что такие большие ходят в школу, и они бросили учебу и пошли работать в совхоз.
В Городце она встретила нашего папу — Шабана Константина Павловича. Он играл на гармошке на танцах, танцевал, и она в него влюбилась. Вскоре они поженились. Жить было негде, поэтому в 1954 г. по вербовке они поехали в Карелию. Сразу выдавали подъемные. На эти деньги можно было прожить месяц. Так мама и папа с полуторагодовалым ребёнком оказались в небольшом карельском поселке под названием Пийтсиёки. Им выделили однокомнатную квартиру (тогда всем давали однокомнатные квартиры). Папа по специальности был трактористом, и ему предложили работу в лесу на парокране. Как такового посёлка ещё не было. Был лес, в котором стояло 8-10 бараков, общежития, маленький продуктовый ларек и промтоварный магазин. В одном из домов размещались ясли, а в бараке — школа. Сохранилось несколько финских домиков. Дорог ещё не было. Вместо улиц — просеки с торчащими невыкорчеванными пнями.
В посёлке была биржа по переработке леса. Лес раскатывали по штабелям вручную. Зарплаты не хватало, поэтому в первый же год родители раскопали огород. Стали сажать картошку, купили кур и козу, чтобы были свои молоко и яйца. Папа иногда оставался работать и во вторую смену — нужны были деньги, чтобы кормить семью.
Родили семерых детей, четверо из них умерли совсем маленькими. По сей день мама живёт в посёлке Пийтсиёки. Всю свою любовь и заботу она отдает детям, внукам и правнукам, не жалея ни сил ни времени. Всегда переживается за нас, хочет уберечь от всех невзгод, желает нам мирного неба.
Мы её очень любим. Желаем ей крепкого здоровья и долгих лет жизни».
Рассказ написали дочери Алла и Светлана

СОБАКИН ФЁДОР МИХАЙЛОВИЧ родился 18 декабря 1920 года в д. Хредино Псковской обл.Окончил 7-летнюю школу. На фронтах Великой Отечественной войны с первого дня. Был командиром расчёта 82-миллиметрового миномёта под Ленинградом. В феврале 1942 г. был ранен в обе ноги, самостоятельно ползком добирался до госпиталя. После выздоровления был направлен в 43-ю гв. отдельную разведывательную роту 45-ой гв. сд. в Мельничных Ручьях во Всеволожском районе — в блокадном Ленинградском кольце. Неподалёку от места дислокации роты, на торфоразработках, работала Леули Арак, которая впоследствии стала его женой.
Служба в разведке была опасна, о чем свидетельствуют рассказы самого Ф. М. Собакина. Однажды пошли за «языком». После успешного выполнения задания, при переходе через передовую, они были обнаружены немцами, которые попытались отбить своего офицера и захватить разведчиков. Прикрывать отход отделения вызвался Фёдор Собакин. Бойцы благополучно доставили «языка», а вот Фёдору пришлось сначала отстреливаться, а потом, когда закончились патроны, выжидать удобного момента, чтобы вернуться к своим. За эту операцию он был награждён орденом Красной Звезды.


После снятия блокады Ленинграда, Федор Собакин воевал до победного дня, был награждён за службу двумя орденами Красной Звезды (1943 г., 1945 г.), орденами Славы III ст. (1944 г.) и II ст. (1944 г.), медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» (1945 г.) и другими наградами. Демобилизовался в звании гвардии старшины в 1947 году.
После войны Ф.М. Собакин женился на Леули Арак, дождавшейся его с фронта. Молодая семья жила сначала в Эстонии, на родине Леули, а в 1950 году переехала в п. Вяртсиля, в Карелию. Федор Михайлович устроился на металлургический завод слесарем, стал известным рационализатором. Друзья знали его как лучшего рыболова и охотника, не было равных ему на соревнованиях по подлёдному лову.

Оставить комментарий

Ваш email адрес не будет опубликован.Поля обязательные для заполнения *