Тулолансаари

Остров Тулолансаари (в просторечье – Тулон, Тулола) расположен в 7 км к востоку от города Сортавала, на границе с Питкярантским районом.  Это один из самых крупных на Ладожском озере островов, уступающий по размерам лишь Риеккалансаари и Мантсинсаари.  С севера и востока берега Тулолансаари омываются водами залива Хийденселькя («залив лешего»), с запада – Хонкасалонселькя («залив сосновой чащи»). С юга остров Тулола защищен от открытой Ладоги группой небольших островов-спутников.

По одной карельской легенде, первым жителем Тулолансаари был герой карело-финского эпоса «Калевала» рунопевец и богатырь Вяйнемёйнен, который родился на Ладоге, долго плавал по ней, пока не вышел на безлюдный остров, где совершил  свои первые подвиги. Вот что поется об этом  в одной из рун:

«Он пять-шесть годов скитался,

Семь и восемь лет проплавал

Наконец остановился

У безвестного мысочка,

У земли совсем безлесной …

Вот поднялся Вяйнемёйнен,

Стал на твердь двумя ногами,

Там, на острове средь моря,

Там, на суше без деревьев».

И эта легенда родилась не на пустом месте. На острове Тулолансаари, в деревне Пиени Тулола, в течение  200 лет проживало семь поколений рунопевцев Ванниненых. Последним из этого рода  был Андрей (по карельски – Онтрей). Родился он в 1805 году в деревне Рауталахти в семье рунопевца Бориса Ваннинена, приехавшего сюда с Тулолансаари. От своего отца Андрей записал 23 руны, и затем всю свою жизнь исполнял их на свадьбах и праздниках. Он пел о том, как кузнец Илмаринен выковал жену из золота, как играл Вяйнемёйнен на кантеле из щучьей кости на скале Кухавуори в Сортавала, и из карельской березы — на острове Тулолансаари. Исполнял Андрей также лирические и свадебные песни, знал много заговоров. Из Рауталахти Андрей переехал в Ваккосалми, рядом с Сортавала, а затем – на остров Риеккалансаари. Андрей не был женат. Невысок ростом, хилый, в детстве много болевший, но живой, многословный, он не стеснялся своего роста, а был весел и добродушен, смел, независтлив и честен. Считалось, что Андрей наделен мифической силой, и встреча с ним приносит счастье. Андрей был профессиональным сватом, и все сосватанные им, около 200 пар, были счастливы. В любую семью приглашали Андрея, как самого дорогого гостя, веря, что вместе с ним в дом приходит удача и любовь. Там, где Андрей – веселье, музыка, пение. Умер Андрей Ваннинен  в 1890 году.

На острове Тулолансаари, в деревне Суури Тулола, до войны в семье других рунопевцев Уймоненых родился мальчик Самппа, который  до конца своей жизни бережно сохранял рунопевческие традиции своего рода и всего острова Тулолансаари. После долгой разлуки с родиной, в 1993 году Самппа, уже в пожилом возрасте, приехал в родную деревню на Тулолансаари, где увидел только заросшие травой и кустарником поля. В том же году в Сортавала, в сквере у памятника «Рунопевец», Самппа исполнил на кантеле несколько рун, написанных на Тулолансаари. И это была последняя яркая страница в истории рунопевческого острова.

На острове Тулолансаари в прошлые столетия находилось шесть селений -  Пиени Тулола,  Суури Тулола, Мёнтсёля, Путсинлахти, Каннас (Расила) и Соуканранта – именно столько, сколько упоминается в одной из рун «Калевала»:  «Чудный звон летит далеко, мчится через шесть селений».

В конце XIX века число  жителей на острове Тулола достигало почти 2000 человек, из них большая часть были лютеране и около 10% — православные. Большинство  православных жило в Мёнтсёля, а лютеран  – в Суури Тулола и Путсинлахти. Дружба и понимание между островитянами были на удивление хорошими, чему способствовали землячества. Жители острова занимались земледелием, рыболовством, ремеслами, а также работали на местных каменоломнях.

Поселения Пиени и Суури Тулола, находившиеся в северной части острова, входили в школьный округ Тулола. Достопримечательностью деревни Суури Тулола («большая Тулола») до войны был красивый двухэтажный дом с мезонином, принадлежавший известному русскому купцу Андрею Андреевичу Баринову. По рассказу исследователя из Санкт-Петербурга Владимира Васильевича Вехрова,  летом 1918 года, уже после смерти А.А. Баринова, в этом доме жил со своей семьей известный художник и мыслитель Николай Константинович Рерих. А.А. Баринов имел в Санкт-Петербурге свою камнерезную мастерскую, на которой изготавливались высокохудожественные памятники. В Александро-Невской лавре, по крайней мере, есть две известные работы мастерской Баринова – надгробные памятники на могилах А. Куинджи и Ф. В. Достоевского. В мастерской Баринова также были изготовлены пьедесталы памятников Петру I  в Петрозаводске и А.С. Пушкину в Москве. Естественно, что материалом для всех этих монументов послужил сердобольский гранит с острова Тулолансаари. Много памятников, изготовленных в мастерской Баринова, сохранилось на Смоленском кладбище в Санкт-Петербурге. Здесь же в 1910 году похоронен и сам Андрей Андреевич Баринов.

По воспоминаниям младшего сына Николая Константиновича, Святослава Рериха «… на Тулола дом стоял на возвышении на северо-восточной стороне острова, недалеко от пристани… На северной стороне острова были известные каменоломни и оттуда везли гранит для памятников Петербурга… Остров был полон дичи. Тетерева, вальдшнепы, трудно представить себе изобилие всякой птицы. Сам дом был большой, с мезонином, деревянный, с большими комнатами, меня особенно поражали доски полов – совсем невиданной ширины».

Чистый воздух, настоянный на хвое и травах, слегка увлажненный  туманами и прогретый северным, лишь на короткое время заходящим солнцем, сказочная красота острова и ладожских заливов, общение с немногословными, но мудрыми островитянами – все это способствовало выздоровлению художника, страдавшего хроническим заболеванием легких. Дом Баринова не сохранился, как и остальные три десятка домов некогда многолюдной деревни Суури Тулола. С палубы корабля теперь можно увидеть только большую поляну, где до войны стояла деревня Суури Тулола. Это место  с легкой руки профессора Санкт-Петербургского госуниверситета Андрея Глебовича Булаха теперь зовется «поляной Рериха».

Здесь, на острове Тулолансаари, Николаем Рерихом были написаны ставшие известными картины: «Всадник заката», «Всадник утра», «Всадник ночи», «Зов», «Колдун», «Могила великана», «остров Тулолансаари» и другие, а также повесть «Пламя».

В  1926 году дом купца Баринова был продан землячеству острова «Тулолан Хови», которое организовало в нем школу рукоделия. На старой финской карте это место обозначено как «Тулоланхови» (усадьба Тулола), но сейчас на месте дома – только груда камней и заросли деревьев. Общественная организация «Свет Ладоги», вице-президентом которой является Юрий Александрович Горбачев, намерена при поддержке Регионального музея Северного Приладожья взять место дома Баринова под охрану в перспективе установки здесь памятной плиты Николаю Константиновичу Рериху.

Одна такая мраморная плита уже укреплена на береговом валуне вблизи бывшей пристани Линтаниеми по инициативе Владимира Сергеевича Головачева – преподавателя Санкт-Петербургской Школы искусств № 10, выпускника Полиграфического института. В.С. Головачев любит Север, часто приезжает в Карелию, пишет картины и организует интересные выставки, которые, может быть, вскоре появятся и в Сортавала.

На мысу Линтаниеми, находилась единственная пристань острова. Корабль «Яанаслахти» связывал остров с материком. Рядом с пристанью в маленьком доме до войны жила Анни с дочерьми. Ее дом был всегда полон людьми, ожидавшими корабль, и поэтому здесь можно было узнать самые свежие новости.

Другой известной личностью в деревне Суури Тулола был Матвей Иванович Овечкин. По рассказам бывших жителей Тулолансаари, он родился в семье крепостного из Ингерманландии. Еще в детские годы Матвея выменял на щенка у русского барина и привез на Тулолансаари один местный купец, занимавшийся торговлей камнем. Матвей стал его воспитанником, и позже, унаследовав дело, тоже купцом. Он организовал на горе Кангаскаллио добычу камня и вывозил его на парусных судах на продажу в Санкт-Петербург. Мать ранее упомянутого Андрея Баринова, в свое время владевшая камнерезной мастерской в столице,  в 1871 году вышла замуж за Матвея Овечкина, у которого это тоже был второй брак. В 1883 году Матвей скончался, и его наследство перешло к Андрею Баринову.

В 1836 году в юго-западной части деревни Суури Тулола по проекту Юхо Пулкканена островитяне построили из кирпича и камня двухэтажную школу с водопроводом и канализацией. А до этого времени дети ходили в школу на другую часть острова, за 4-5 километров. Учителем работал Симо Яатинен – выпускник Сортавальской учительской семинарии, который также был секретарем землячества и заведующим финансами, бухгалтером кооперативной кассы, руководителем хора, членом муниципального и церковного совета. Во многих домах поселения в 1930-е годы появилось электричество -  благодаря кабелю, проложенному через пролив со стороны острова Риеккалансаари. К сожалению, здание школы «Тулола» было разобрано на кирпич и черепицу в 1960-е годы. Тогда же растащили на дрова и остальные постройки деревни.

К югу от деревни Суури Тулола, в восточной части острова, в горах Руотсенкаллио («шведские скалы») с 1770-х годов до 1914 года действовали казенные и частные каменоломни, в которых добывали блоки голубовато-серых сердобольских гранитов для строительства и украшения многих сооружений Санкт-Петербурга и Петродворца. Здешний гранит в Санкт-Петербурге применялся для декоративного убранства Мраморного дворца, Михайловского замка, Зимнего дворца, Нового Эрмитажа, Казанского собора, Николаевского дворца, памятников Петру I и Екатерине  Великой, обелиска «Румянцева победам»,  для строительства опор Благовещенского моста, Невской пристани Петропавловской крепости и других сооружений.

В одной из каменоломен горы Руотсенкаллио, теперь превратившейся в озеро, в 1840-е годы десятки рабочих-каменотесов выламывали огромные монолиты для колонн и  атлантов Нового Эрмитажа в Санкт-Петербурге, а также, для колонн и кариатид Бельведера в Петродворце. Автором неповторимых гранитных скульптур стал Александр Иванович Теребенев. Бродя среди заброшенных каменоломен, я часто вспоминаю одну легенду.  «Однажды, Александр Теребенев, после долгого скитания в поисках камней для атлантов, оказался на острове Тулола, где еще в шведские времена ломали гранит. Подойдя к скале, он вдруг увидел в ее уступе атлантов, которых нужно было только освободить от каменного плена, чтобы они явились людям во всей своей красоте».  Конечно, не все атланты Эрмитажа родились на острове Тулола – часть монолитов для них была взята в других каменоломнях, например, на полуострове Импиниеми.  Но большая часть колонного и скульптурного камня для Санкт-Петербурга и Петродворца все же поступала именно с Тулолансаари.

В память о великих горняках Тулола в районе каменоломен, рядом с кладбищем,  в конце XIX века была установлена высокая, но тонкая гранитная плита, с ребристой поверхностью от пробуренных впритык друг к другу шпуров. Старинные каменоломни сердобольских гранитов острова Тулолансаари хорошо сохранились до настоящего времени, разве только стали похожи на обычные скалы среди леса. Любой желающий может побывать на них, и даже искупаться в озере на месте карьера, где родились знаменитые атланты Эрмитажа.

В северо-западной части острова Тулолансаари до войны находилось небольшое поселение Пиени Тулола. У дома Матти Юрванена начиналась зимняя переправа через пролив. Во время ненадёжного льда здесь собиралось много желающих идти  в город. Вместе, хоть и на приличном расстоянии друг от друга, островитяне не боялись выходить на тонкий лёд. Наиболее смелые из них шли впереди. Самым храбрым был Пекка Уймонен – отец Самппа Уймонена, который после войны стал знаменитым рунопевцем.

Поселения Расила, Путсинлахти и Мёнтселя острова Тулолансаари входили в школьный округ «Рисила». Школа в деревне Путсинлахти была построена в конце XIX века. Поначалу она называлась «Тулола», а после строительства школы в Суури Тулола – «Расила». От школы, расположенной на взгорке, открывался великолепный вид на залив Путсинлахти («ковш-залив»), получивший название за свою круглую форму, напоминающую ковш. Залив окружают высокие горы, среди которых наиболее примечательна гора Линнамяки («крепостная»), на вершине которой до сих пор сохранились развалины средневекового городища-убежища карел.

По воспоминаниям бывших жителей острова, запоминающееся событие для учеников школы Расила произошло в 1919 году. Был красивый майский вечер. Молодежь и учительница школы отправились на остров Каарнетсаари песней встречать первого президента Финляндии Сталберга. По пути они собрали в берёзовое лукошко красивейшие весенние ландыши, предназначавшиеся для супруги президента, и расположились на крутой скале, готовые начать песню в тот момент, когда корабль с руководителем страны войдет в пролив. Великий момент истории переживался тогда во всей Финляндии, великим он был и для жителей Путсинлахти.

Почти все население Путсинлахти состояло из Ламбергов. В 1936 году на остров Тулолансаари с острова Риеккалансаари, через пролив, провели телефонный кабель, и в Путсинлахти построили телефонную станцию, которой стал заведовать Пекка Ламберг.

В восточной части острова Тулолансаари до войны находилась старинная деревня Мёнтсёля в несколько десятков дворов. Самыми большими домами поселения в начале XX века были дома купцов Владимира Филлипова и Спиридонова, а также земледельцев Хилкамо и Вильяно. Почти у каждого дома имелся сад.

До 1913 года в Мёнтселя работала русская школа, но в ней мало было учеников. Как-то летом  1908 года с проверкой в русскую школу Мёнтсёля приехали архиепископ Сергий и архимандрит Киприан. Хор из Путсинлахти приготовился песней встретить редких гостей, и для приветствия расположился на берегу. Когда глава Финляндскаой епархии проходил мимо, грянула песня, которая так понравилась архиепископу, что он пригласил хор в школу еще раз спеть во время церковной службы.

Деревню Мёнтсёля до революции заселяли преимущественно православные карелы, финны и русские. Православные и лютеране вместе бывали на всех духовных собраниях, которые проходили в общественных домах и школах острова. Они пели в одном церковном хоре. Вообще, островитяне были песенными людьми. По преданию, им это умение подарили ладожские волны. На острове действовали две часовни. В церковь ездили на остров Риеккалансаари и в Сортавала.

Буквально напротив деревни Мёнтсёля, на острове Кирккосаари («церковном»), расположенном в заливе Путсинлахти, в начале XVI века действовал мужской монастырь, с церковью Пророка Илии. По преданиям, монастырь сожгли шведы во время похода в 1589 году или же  в 1636 году. Возможно, новая церковь Пророка Илии появилась на месте исчезнувшего монастыря в XVIII веке. Известно, что жители деревни Мёнтсёля всегда особо отмечали день пророка Илии. В 1843 году церковное начальство приказало разобрать церковь на острове Кирккосаари, т.к. от настоятеля Сердобольского православного прихода стало известно, что в этой церкви собираются местные староверы. Мёнтсёльцы же заверяли, что в их общине нет староверов, а их церковь закрыли потому что, упомянутый настоятель не желал совершать по долгу своей службы столь длительные и утомительные поездки к островитянам. На острове Кирккосаари долгое время находилось православное кладбище, остатки которого сохранились до нашего времени.

В южной части острова Тулолансаари находилась деревня Соуканранта одноименного школьного округа. Это поселение появилось еще в конце XV века под названием Унтиала и Лохкала. Часть деревни Соуканранта заходилана соседний остров Орьятсаари, который в послевоенное время также назывался «Малым Тулоном». В основном здесь жили православные, они по воскресным вечерам, а иногда  и в середине недели собирались для молитвы и пения в общественных домах. Во многих семьях проводились семейные службы. Действовала воскресная школа.

Самым любимым местом игр для молодёжи была зелёная лужайка горы Путомяки, откуда по воскресным летним вечерам  слышались весёлые мелодии.  По летним вечерам с озера доносились песни жителей, на лодках возвращающихся с покоса домой. Жители Соуканранта в основном занимались сельским хозяйством, в меньшей степени – рыболовством.

Самый заметный дом поселения находился на берегу пролива Сининсалми, принадлежавший  мастеру Юхо Пулкканену, который занимался также общественной работой и другим строительством на острове. В 1927 году на красивой горе Янатуйнен Юхо Пулкканен построил школу, учительницами которой до 1939 года были Хильма Мякиня, Гера Лаэлия Лингвист, Саара Алина Хямяляйнен.

После 1944 года, когда в Северное Приладожье вошло в состав Советского Союза, на остров Тулолансаари приехало несколько десятков переселенцев из России, которые стали жить в сохранившихся финских домах и потихоньку заниматься хозяйством. На острове был образован колхоз «им. Ворошилова», а потом его земли вошли в состав совхоза «Сортавальский». Однако, русские и белорусы  не прижились на острове. Суровые здесь условия – дорог и электричества практически нет, с продуктами — перебои. Летом на острове работало много людей, которые заготавливали сено, была даже кое-какая техника – трактора, косилки. Осенью собирали богатый урожай яблок и ягод – финские сады еще не погибли. Но зимой  жизнь на острове  замирала. Старые финские постройки с разрешения властей местные жители разбирали на дрова, совершенно не думая о будущем, об исторической ценности этих сооружений.  Постепенно приходили в упадок и исчезали сады,  зарастали бывшие пашни и луга, оставшиеся без хозяев. Гранитные каменоломни заполнились водой и заросли деревьями. Жизнь так и не возродилась на Тулолансаари – она практически оборвалась с уходом в Финляндию карелов и финнов. Хуторская система поселений не понравилась новым хозяевам этих мест – советским гражданам, уже отучившихся жить своим хозяйством, своим умом.

В 1960-е годы в результате укрупнения поселений, объединения колхозов, с острова Тулолансаари выехали все жители. Они в основном поселились на острове Риеккалансаари – в Ламберге, Токкарлахти и в других поселках на материке. Остров Тулолансаари наполнялся людьми только в страду, когда шла заготовка сена.

За прошедшие полвека культурные ландшафты острова Тулола изменились до неузнаваемости. Пашни и луга заросли непролазным кустарником, а во многих местах – самым настоящим лесом. Тем не менее, еще и сейчас на сохранившихся лугах предприниматели заготавливают сено. От домов и хозяйственных построек остались только груды камней. Фруктовые сады вымерзли и выродились. Остров Тулола практически вернулся в свое первоначальное состояние, когда на нем еще не было жителей.

Согласно концепции создания национального парка «Ладожские шхеры», остров Тулолансаари станет своего рода центром особо охраняемой природной территории, где будут организованы интересные туристические маршруты, «музеи под открытым небом»  и места отдыха. При этом по лесу можно будет свободно ходить, собирая грибы и ягоды.

По мнению профессора Санкт-Петербургского университета экономики и финансов Владимира Михайловича Разумовского, остров Тулолансаари, по причине находящихся на нем уникальных каменоломен, в которых добывали мемориальный, колонный и скульптурный камень, должен стать памятником ЮНЕСКО. Может быть, когда-нибудь так и будет. Остров Тулолансаари должен стать заповедным уголком Северного Приладожья, своеобразным «Музеем под открытым небом», тем самым «храмом» науки и искусства, о котором в свое время мечтал художник и мыслитель Николай Рерих.

Борисов И.В., заведующий экскурсионно- туристическим отделом музея

Оставить комментарий

Ваш email адрес не будет опубликован.Поля обязательные для заполнения *