поселок Пуйккола

23  марта 2018 года сотрудники музея провели семинар по истории п. Пуйккола (Пялкъярви) в Пуйккольской средней общеобразовательной школе для учащихся школы и жителей поселка.  Вашему вниманию предоставляем материалы семинара.

«Памятник у озера Пялкъярви. Пялкъярвинское сражение»

Автор: Борисов И.В.,

заместитель директора по научной работе.

В 1992 г. при реконструкции участка автодороги Рускеала-Вяртсиля, в местечке Хиекка, на берегу озера Пялкъярви, дорожники обнаружили развалины старого памятника, который  был установлен финнами в 1928 г. в память о Пялкъярвинском сражении между русскими и шведскими отрядами 9 августа 1808 г. Обелиск находился в плачевном состоянии: верхняя его часть была полностью разрушена, камни, ощетинившись, торчали в разные стороны.

По воспоминаниям   жителя пос. Пуйккола (быв. Пялкъярви) Юрия  Владимировича Редькина и его сына Юрия Юрьевича Редькина, памятник в Хиекка был опрокинут в кювет вместе с гранитными плитами.

Во время ремонта дороги Ю.В. Редькин вытащил обломки памятника трактором, а плиты для сохранности снял и увез в ремонтную мастерскую в пос. Пуйккола. Жители Пуйккола Юрий Юрьевич Редькин, Игорь Тепляков и Саша Макеев по просьбе финнов, стали заниматься восстановлением этого памятника. Финский семейный приход «Пялкъярви» из г. Йоенсуу выделил средства и разработал проект. Работу по восстановлению памятника координировал Малый Совет пос. Рускеала.

В сентябре 1994 г. памятник был восстановлен на прежнем месте. Региональный (тогда еще – Республиканский) Музей Северного Приладожья направил в Министерство культуры Республики Карелия письмо с просьбой о постановке памятника в Пялкъярви на государственный учет.

Памятник в Пялкъярви имеет вид туры высотой более 1.5 м, на широком постаменте; он выложен из «дикого» камня – валунов и их обломков, скрепленных раствором. При восстановлении памятника незначительно изменились его размеры. Гранитные плиты с надписями вернулись на место – их укрепили, как было изначально. В целом, вид восстановленного памятника мало отличается от первоначального.

На сохранившихся  гранитных плитах читаются восстановленные надписи на финском языке. Надпись на «северной» плите гласит: «Курикка-Хиекка. 9.08.1808. Здесь под командованием майора Мальма отряд егерей из Саво, батальон из Оулу и северокарельские добровольцы победили русские войска, числом вдвое большие».  На второй («восточной») плите начертано: «В память о Пялкъярвинской компании» и перечисляются имена погибших и умерших от ран в августе-сентябре 1808 г. воинов (с 11.08. по 20.09. и в апреле 1808 г., а также в июле 1809 г. и в мае 1789 г.): «неизвестный из Рускеала (17.05.1789), Ревонлахти (27.04.1808), Лапуа (забито), Алавус (11.08.1808), Херранен (21.08.1808), Хонкала, Руона Салми (1-2.09.1808), Юлистаро (10.09.1808), Оравайнен (14.09.1808), Лянгфорс (20.09.1808), Хомефорс» (5.07.1809) — всего 10 человек».

На третьей плите («восточной») выбиты имена погибших в Пялкъярви добровольцев из крестьян: «Здесь похоронены Мянрикки  Лётхман, 10 военных и 8 добровольцев под командованием Липериляйстен»: Пентти Лаппалайнен, Пекка Карттунен, Пааво Луккаринен, Антти Турунен, Пекка Кяхконен, Юхана Лемпинен, Ренки Микко, Йонссон и  один неизвестный». На четвертой («южной») плите надпись была забита, и ее пришлось заново наносить: «Памятник установлен шюцкором Пялкъярви в 1928 г.».

Примерно в 2006 г.  рядом с памятником новгородцы установили Поклонный крест, который освятил настоятель  храма Св. Николая г. Сортавала о. Андрей. С тех пор здесь нередко останавливаются туристы, особенно финны.

Последняя русско-шведская война 1808—1809 годов была частью «Наполеоновских войн», охвативших в то время всю Европу. Эта война для Европы в целом не имела серьезных последствий, но для Швеции и, особенно, Финляндии она была судьбоносной.

В российской историографии русско-шведскую войну 1808—1809 годов нередко называют «компанией». Ее изучением занимались историки с 1809 г., когда вышла монография Павла Гагарина.  В XIX в. о русско-шведской войне писали Петр Сухтелен (1829 г.),  А.И. Михайловский-Данилевский (1841 г.), К. Ордин (1889 г.), П. фон Герих, в 1909 г. – М.М. Бородкин и др.

В советские времена отечественные историки мало уделяли внимания войне 1808—1809 годов. Достойна уважения книга Кяйвяряйнена, вышедшая в печати в 1965 г. В 2012 г. в книге Радинского о Финляндии этой войне посвящена глава.

В современных школьных учебниках, к сожалению,  нет информации о последней русско-шведской войне, очень мало ее и в учебниках ВУЗов.

В сегодняшней России  вопросам изучения истории войны 1808—1809 годов и ее последствий для Северной Европы и Карелии уделяется очень мало внимания. Напротив, в Финляндии в 2008 г. прошла мощная 2-х годичная программа, посвященная войне 1808—1809 годов. Отметила юбилейную дату 2008 года и Швеция. Ведь для этих стран, с окончанием последней русско-шведской войны началась новая эра. Произошли значительные изменения в административно-политическом устройстве и во взаимоотношениях карельского, русского  и финского народов, которые оказались вовлечены в новый виток развития. Отразилась эта война и на истории самой Карелии. Но в России данная война остается малоизвестной и «незнаменитой». До сих пор неясно: была ли эта война для России захватнической или же диктовалась целями безопасности.     Тем не менее, памятник у озера Пялкъярви является единственным памятником русско-шведской войне 1808—1809 годов на территории России.

Последняя русско-шведская война 1808—1809 годов разразилась неожиданно. Обостренные и без того отношения между императором Александром 1 и шведским королем Густавом IV Адольфом дали трещину после подписания Россией и Финляндией Тильзитского мира (08.07.1807). Оскорбленный король отказался помогать России в улаживании конфликта с Великобританией. Известие о готовности короля помогать Англии в войне с Данией, рассчитывая на завоевание Норвегии и наращивание, таким образом, мощи на северо-западе, дало повод Александру I к покорению Финляндии, «чтобы обезопасить столицу от неприязненной нам державы».

20 февраля 1808 г. русские войска под командованием графа Ф.Ф. Буксгевдена перешли границу Финляндии. Войско в 24 тыс. человек расположилось от Хамина до Савонлинна. Финляндская армия шведов в 20 тыс. человек, под начальством графа Клингспора не сразу была приведена в боевую готовность. Только 29 февраля 1808 г. была официально объявлена война. Русские действовали тремя дивизионными группами. Были взяты Гельсингфорс, осажден Свеаборг, заняты Аландские острова и остров Готланд. Но затем русские войска стали терпеть поражения.

По окончании войны, 5 сентября 1809 г., между Россией и Швецией был заключен Фридрихсгамский мирный договор, по которому территория Финляндии и Аландских островов отошла к России.

С 1 июля 1808 г. командиром 1-го корпуса численностью в 5000 человек у г. Куопио  был назначен генерал-лейтенант Николай Алексеевич Тучков 1-й. Против русских у с. Тайвола в укрепленной позиции стоял отряд шведского полковника Сандельса (4000 человек и вооруженные крестьяне). Все лето Сандельс держал Тайвольскую позицию,  мешая продвижению корпуса Тучкова к Иденсалми, откуда открывался путь сообщения с Улеаборгом.

План Тучкова по вытеснению неприятеля из Тайвола отверг главнокомандующий русской армией Ф.Ф. Буксгевден. Тогда Тучков попросил подчинить ему Сердобольский отряд генерал-майора  Ильи Ивановича Алексеева, и приказать ему идти в тыл Тайвола для изгнания  войск Сандельса. Как станет понятно потом, это решение таило в себе стратегическую ошибку. Генерал-майор И.И. Алексеев не в состоянии был выполнить подобную операцию: сказалось незнание местности, просчеты в тактике, личные слабые качества командира, малочисленность отряда.

Финляндская Карелия бурлила партизанами, каждый житель считал себя нравственно обязанным вооружиться и восстать против завоевателей. По закону, карелы в случае вторжения неприятеля обязаны были идти на защиту своего края.

В Сердоболе находился штаб русских войск. На о. Канцун (Скантсинсаари) размещалась батарея с 19 пушками. Первоначально Сердобольский отряд состоял из 4-х эскадронов Митавских драгун и сотни казаков (около 450-500 чел). Этот отряд должен был пройти через всю приграничную территорию Шведской Финляндии, бурлившую партизанами, и соединиться  в Куопио с корпусом Тучкова. Жители приходов Финляндии, через которые проходил отряд, предприняли все, чтобы помешать передвижению русских: жгли мосты и  плоты, распускали слухи о военной мощи шведов.

Тем не менее, война вызвала неоднозначное отношение у местных жителей. Одни считали, что обороняться безнадежно, поскольку русская армия была намного сильнее малочисленной и плохо вооруженной шведской. Другие же весьма активно участвовали в баталиях. В Финляндской Карелии для противодействия русским были сформированы отряды крестьян-ополченцев под командованием капитана пограничной стражи Олли Тиайнена из Нурмеса и Исака Стениуса из Пиелисъярви.

В Пялкъярви первоначально подготовка к боевым действиям не велась. Командир дислоцировавшего здесь пограничного отряда полковник Фон Фианд занял выжидательную позицию.

15 июля 1808 г. Сердобольский отряд генерал-майора И.И. Алексеева выступил из Сердоболя в направлении на Куопио. Ехавшие впереди разъездные распространяли среди местных жителей информацию о том, что отряд на своем пути не будет трогать население, и ставит своей целью только соединение с отрядом Тучкова в Куопио.

16 июля Сердобольский отряд перешел старую границу со Швецией в Пялкъярви (Пялкъярвинский приход). Не встречая сопротивления, 20 июля, отряд русских прошел Кеми в районе Тохмаярви. 21 июля Сердобольский отряд подошел к Йоенсуу, где остановился до 29 июля. Местные крестьяне сожгли плот через реку Пиелисйоки и засели с оружием на ее правом берегу, не давая возможности русским переправиться.      27 июля на помощь вооруженным крестьянам Йоенсуу подошел отряд Саволакских егерей под командованием майора Карла Вильгельма Мальма численностью  220 человек (100 саволакских егерей и 120 – из Улеаборгского батальона), с тремя пушками. Шведский отряд был вдвое меньше, чем русский, но шведам помогали вооруженные крестьяне.   Генерал-майор И. И. Алексеев поверил ложным данным захваченного языка, что шведы, якобы, выставили против русских в районе Йоенсуу 1500 солдат с 10 пушками, и, боясь обхода, стал возвращаться обратно на границу в Пялкъярви. На деле Сандельс выдвинул навстречу генерал-майору И.И. Алексееву отряд майора Карла Вильгельма Мальма из 220 человек с вооруженными крестьянами, который должен был скрытно выйти в Тутюниеми и оттуда ударить в тыл русским. 29 июля генерал-майор И.И. Алексеев, вернувшись в Кеми (район Тохмаярви), отправил гонца в столицу с просьбой подкрепления. Через несколько дней к нему на помощь из Санкт-Петербурга был отправлен 4-й Егерский полк, а из Выборга – 4 орудия конной артиллерии.

Сердобольский отряд продолжал отступать к Пялкъярви, и был дважды атакован шведами и крестьянами по дороге в Кихтелисваара и в Коверо. Потери были с обеих сторон. В 20- числах августа русские подошли к Пялкъярви. Своим отступлением генерал-майор И.И. Алексеев оставил для шведов открытыми дороги в Нейшлот и Варкаус, чем осложнил положение русских войск на восточном фронте. В Пялкъярви подошел 4-й Егерский полк, и численность Сердобольского отряда составила около 1300 человек. Русские войска расположились следующим образом: на южном берегу озера Пялкъярви – драгунский полк, впереди – егеря; в Курикка, по дороге в Куопио – аванпост в 250 человек; в Пуйкола, по дороге на Тохмаярви и Иломанси – аванпост в 250 человек; на ручье Нойттаноя – аванпост; в Маткаселька – казачий пикет; в Рускеала – полуэскадрон драгун.

Майору Мальму в течение нескольких дней удалось собрать значительное число крестьян-добровольцев из Липери, Иломанстси, Киихтелюса и Эмо, и у него в итоге стало 650 человек. Общие силы Мальма в Пялкъярвинском сражении составили 720 человек (220 – пехоты и 500 – вооруженных поселян).  8 августа майор Мальм, хорошо зная обстановку, отправил в тыл русским два отряда. Первый отряд под командованием корнета Бранденбурга (50 солдат и 100 ополченцев) должен был через Петроваара и Пялксаари выйти в обход русским  в Ристиселька на высоту Ювосенкаллио с целью блокирования дороги на Сердоболь.  Второй отряд под командованием фельдфебеля Бруноуна (100 ополченцев) направлялся лесами в Маткаселька и Рускеала также с целью перерезать дорогу на Сердоболь. Основные части отряда Мальма должны были нанести лобовой удар силами 160 солдат и 200 ополченцев, с двумя орудиями.

9 августа, в 4 часа утра, Мальм приказал атаковать русских на всех трех аванпостах. Основная группа под командованием майора Мальма (160 человек регулярных войск и 200 вооруженных поселян), следуя по дороге на Пялкъярви, ночью наткнулась на берегу ручья Нойттанйоки (Нойттаноя) на передовой заслон русских. Завязался бой, в ходе которого заслон в 70 солдат был разбит и рассеян. Шведы также напали на аванпост в Маткаселька. К середине дня 9 августа отряд Мальма, преодолевая упорное сопротивление русских, вошел в д. Курикка. В авангарде продвигалось отделение егерей и драгун. Картечью и штыками шведам удалось вытеснить противника из села.

Генерал-майор И.И. Алексеев, получив ложные сведения от языка о превосходстве сил противника, решил отступить, но не сразу. Узнав о том, что находящийся в Пуйккола отряд окружен, он двинулся по большой дороге против Мальма и атаковал его с фронта кавалерией, а с правого фланга егерями, принудив неприятеля отступить. Шведы в этом бою даже потеряли одно орудие, завязшее в болоте. Противник дрогнул,  но в критический момент в бой неожиданно вступил отряд корнета Бранденбурга, подошедший к Ювосенкаллио и вынудивший русских приостановить контратаку в Курикка. Группа фельфебеля Бруноуна к тому времени вышла в район Маткасельки и Рускеала, и, разбив русский заслон, шла на соединение с группой Бранденбурга в районе горы Ювосенкаллио. Услышав стрельбу со стороны тыла, генерал-майор И.И. Алексеев направил туда в подкрепление драгунский полк, который под перекрестным огнем стрелявших с двух сторон дороги егерей и крестьян-ополченцев вынужден был расчищать дорогу на Сердоболь. Утратив контроль над ситуацией, Алексеев с остатками отряда отошел из Курикка к местечку Хиекка, откуда безуспешно пытался пробиться через шведский заслон в Ювосенкаллио. Только когда у группы Бранденбурга закончились боеприпасы, поредевший русский отряд смог вырваться из клещей и уйти в Рускеала а потом и в Сердоболь.

В районе Ювосенкаллио был сильный бой. Потери русских, по рапортам генерал-майора И.И. Алексеева,  составили 49 человек (45 рядовых, 1 унтер-офицер, 2  музыканта, 1 денщик), а также 27 строевых лошадей. Раненых было более 40, без вести пропавших – 13. По шведским данным, русские потеряли значительно больше – около 200 человек убитых, много раненых  и 30 – плененных. Возможно, что в районе Ювосенкаллио по дороге, занятой с обеих сторон воинами корнета Бранденбурга, русские потеряли около 100 человек. Говорили, что  сам генерал-майор И.И.  Алексеев просто чудом остался жив, когда в карете пытался под защитой своих драгун прорваться через шведский заслон в Ювосенкаллио. Сражение под Пялкъярви продолжалось 5 часов, с 4 до 9 утра 9 августа. По данным  генерал-майора И.И. Алексеева, шведов погибло больше, чем русских. Но на деле шведы потеряли в ходе операции убитыми 31 человека (21 рядовых, 1 офицер и 9 крестьян-ополченцев) и ранеными 37 человек (2 офицера, 19 рядовых и 16 поселян). На памятнике в Пялкъярви указаны имена  лишь 18 погибших и скончавшихся позже от ран (10 рядовых и 8 поселян). Местное население не принимало участия в боевых действиях под Пялкъярви. Почти все жители укрылись в лесах, угнав с собой скот и взяв имущество, кто сколько мог.

С трудом прорвавшись через шведский заслон в Ювосенкаллио, отряд генерал-майора И.И. Алексеева ушел в Рускеала (09.08.), а затем и в Сердоболь (10.08.1808), где к русским подошло подкрепление — 4 эскадрона Ямбургского и Нежинского драгунских полков с 4-мя  конными орудиями. На дорогах, ведущих к Пялкъярви и в Яккимваара, были поставлены заслоны. Опасаясь нападения шведов, генерал-майор И.И. Алексеев приказал погрузить весь провиант в Сердоболе и Яккимваара на лодки, и занял выжидательную позицию. В Сердоболе, на о. Канзун (Скантсинсаари) были приведены в боевую готовность все 19 пушек. Шведы остановились на границе в Пялкъярви. Правда, через несколько дней, по указу командования, майор Мальм  двинулся вперед, но, дойдя до русского аванпоста в Пиртипохья и завязав бой, вернулся в Пялкъярви. На этом все наступление шведов на Сердоболь, которого так опасался генерал-майор И.И. Алексеев, закончилось. Уже в  Пялкъярви майор Мальм узнал о том, что в Сердоболь пришло подкрепление, и ушел в район Тохмаярви.

Неудачные действия Алексеева повлекли на него отрешение от командования отрядом. Император Александр 1 заменил его своим генерал-адьютантом, князем Михаилом Петровичем Долгоруковым. 12 августа  М.П. Долгоруков отправился  из столицы в Сердоболь возглавить отряд, который тогда состоял из двух батальонов 4-го Егерского полка, 4-х эскадронов драгун под командой Ямбургского драгунского полка полковника Аргамакова, сотни казаков и 4-х орудий конной артиллерии. Перед Сердобольским отрядом командующий Тучков  поставил новую задачу – вытеснить шведов по дороге от Кеми до Тайвола и прикрыть дороги на Сердоболь и Нейшлот.

15 августа князь М.П. Долгоруков прибыл в Сердоболь. Из города отряд выступил 17 августа, но дойдя до Рускеала, остановился, дожидаясь подкрепления, поскольку по ту сторону границы  его встречало вооруженное ополчение (6000 человек) и регулярные шведские войска (1500 человек).

25 августа в Рускеала с Сердобольским отрядом соединились войска 4-й дивизии князя Голицына – два батальона Тенгинского полка, батальон Навагинского и 3 роты Выборгского гарнизона. Силы Долгорукова составили около 5000 человек. В тот же день отряд выступил в Кеми, откуда шведы стали отступать. Далее, одерживая победы, Долгоруков начал поход на сближение с корпусом Тучкова.

26 октября 1808 г. в бою под Иденсальми (Иисалми) генерал-адъютант князь Михаил Петрович Долгоруков был насмерть сражен ядром. Ему было всего 28 лет. Через два дня, 17 октября, из Санкт-Петербурга в Иденсальми прибыл фельдъегерь с письмом от государя, в котором сообщалось, что вдовствующая императрица дала согласие на его брак с Великой Княгиней Екатериной Павловной, сестрой Александра 1, и что он, Долгоруков, произведен в генерал-лейтенанты и награжден орденом Александра Невского. Тело князя Долгорукова было отправлено в Санкт-Петербург. До Сердоболя из Иденсальми его несли солдаты на руках, а далее отправили водой на корабле по Ладожскому озеру.

Где похоронены русские солдаты, павшие в бою под Пялкъярви, не известно. Почти все погибшие были оставлены Алекссевым на поле боя во время его бегства в Сердоболь, и, видимо захоронение произвели шведы и местные жители. В литературе упоминается, что русские солдаты могли быть захоронены (перезахоронены) вблизи Сердоболя у озера Лииколанлампи, т.е. под горой Паасонвуори, где, возможно, еще в XIX в. стояла православная церковь.

Генерал-майор Илья Иванович Алексеев был все это время в подчинении М.П. Долгорукова и доблестно сражался в бою под Иденсальми с вверенными ему батальонами 4-го Егерского полка и батальоном Навагинского Мушкетерского полка. Командование Сердобольским отрядом после смерти князя М.П. Долгорукова вновь перешло к И.И. Алексееву, который окончание войны встретил в шведском городе Умео уже в звании генерал-лейтенанта.

23-24 августа 2008 г., в год 200-летия Пялкъярвинского сражения последней русско-шведской войны, Региональный музей Северного Приладожья совместно с Межрегиональным военно-историческим обществом «Стягъ» (Петрозаводск) и Военно-исторической ассоциацией России (СПб)  при поддержке администрации г. Сортавала, района и Министерства культуры РК, ООО «Колмас Карелия»  провел в г. Сортавала и Пялкъярви военно-исторический фестиваль – военно-исторический сбор «Сердоболь. 1808 год».

Ярким событием стало костюмированное шествие по историческому центру г. Сортавала и презентация указанных клубов, которые продемонстрировали униформу русской и шведской армии. Бравые гусары на конях, казаки в ярких формах, оружейные залпы. Солдаты «4-го егерского полка» шведской армии показали приемы рукопашного боя. Реконструкция событий русско-шведской войны 1808—1809 годов состоялась в России впервые. В городе также проходила ярмарка, выступали фольклорные коллективы.

Памятник русско-шведской войне в Пялкъярви по-прежнему притягивает внимание исследователей и путешественников.

При составлении данной статьи использованы следующие материалы:

  1. Бердяева Т.Ю. «К событиям русско-шведской войны 1808—1809 гг. на территории Карелии: сражение у озера Пялкъярви» // Сортавальский краеведческий сборник. В. 2. Материалы II Международной научно-практической краеведческой конференции, посвященной 100-летию со дня рождения Т.А. Хаккарайнена и 375-летию Сортавала. Министерство культуры и по связям с общественностью РК, администрация СМР, МУК «Региональный музей Северного Приладожья», Петрозаводский государственный университет, Исследовательский центр «русский Север», с. 100-117.
  2. Бердяева Т.Ю. «Неизвестный юбилей» // журнал «Карелия туристская сегодня», № 5, 2008, с. 10-13.
  3. Бердяева Т.Ю. «Русско-шведское сражение у озера Пялкъярви (29.07.1808)»// журнал «Сердоболь», № 3, с. 4-9
  4. Борисов И.В. «Памятник у озера Пялкъярви»//газета «Красное Знамя», 19.06.1993 г., № 45, с. 2.
  5. Борисов И.В. «Памятник у озера» //газета «Красное Знамя», 13.02.1999 г. (№ 5), 20.02.1999 г. (№6).
  6. Борисов И.В. «Памятник у озера Пялкъярви»//Россия и страны Европы: из истории приграничных отношений в XVI-XX вв. Материалы международной научно-практической конференции (17 августа 2002 г.). Государственный центр по охране и использованию памятников истории и культуры МК РК, институт языка, литературы и истории КНЦ РАН, администрация местного самоуправления г. Питкяранта и Питкярантского района, Петрозаводск, 2003 г., с. 89-91.

Примечание: События русско-шведской войны 1808—1809 годов, в частности Пялкъярвинского сражения, освящены в работах:

Донесения генерал-майора Алексеева с продолжением таковых же от генерал-адьютанта князя Долгорукова и от майора барона Тейль-фон-Сераскеркена на имя Военного министра о военных действиях в Карелии в 1808 г. По секретной части // РГВИА, ф. 846, оп. 16, д. 3267.

Бумаги, оставшиеся после смерти князя Долгорукова за время командования им корпусом войск, действовавших в Карелии, в 1808 г. //РГВИА, ф. 846, оп. 16, д. 3277

Описание похода генерал-майора Алексеева и князя Долгорукова в Карелию // РГВИА, ф. 846, оп. 16, д. 3296.

РГВИА, ф. 846, оп. 16, д. 3296, л. 27, л. 29-30, л. 32-33, л. 34, л. 37-38, л.69, л. 70, об. 71, л. 73-74

Повеление от военного министра генерал-адьютанту князю Долгорукову за время его командования Корпусом войск в Карелии // РГВИА, ф. 846, оп. 16, д. 3277, л.1, об. 2.

Дела, относящиеся до военных действий в последнюю войну против шведов 1808 и 1809 годов на 315 листах//РГВИА, ф. 846, оп. 16, д. 3253, л.27.

Михайловский-Данилевский А.И. Описание Финляндской войны на сухом пути и на море в 1808 и 1809 годах по высочайшему повелению сочиненное. СПб., 1841.

В.А. Салохеймо. История Пялкъярви. Пиексамяки, 1963 (пер. Каупинен Э.).

М.М. Бородкин. История Финляндии: время императора Александра 1. Т.4. СПб., 1909 г.

А.К. Саарела. История Сортавала и окрестностей. Сортавала,1932 г. (перевод Каупинен Э.).

П.А. Ниве. Русско-шведская война 1808—1809 гг. СПб., 1910 г.

 

 Районная больница для душевнобольных

 Автор: Назирова Т. Л., методист ООР

В начале 1920-х годов власти Финляндии,  в числе прочих социальных проблем, столкнулись с  проблемой лечения и содержания людей, страдающих душевными болезнями. В то время в Финляндии насчитывалось до 11000 слабоумных, большинство из которых нуждались в уходе. Организованных больниц и приходов было всего  на 545 мест.

Началу создания и строительства больницы для душевно больных в Губернии Северная  Карелия  положила статья доктора из Липери Марти Сиирола,  появившаяся в октябре 1920 года в газете «Карелия». Доктор Сиирола призывал власти  и культурную общественность губернии обратить внимание на  растущее число людей с церебральными нарушениями, слабоумными и другими душевными болезнями, не получающими никакого ухода и лечения. М. Сиирола  предлагал объединить усилия государства, сельских волостей и г. Йоенсуу в строительстве специальной больницы для людей, страдающих заболеваниями головного мозга. По этому вопросу проходит собрание представителей семи волостей, избравшее исполнительный комитет из  3  человек. К 23 мая  1922 года на очередном собрании представителей коммуны был образован ещё один комитет  из  5 человек, который должен был определить конкретное место будущего строительства. Оно  должно было отвечать следующим требованиям: во-первых,  участок должен удовлетворять требованиям государственных органов и быть сравнительно недорогим при покупке;  во-вторых,  достаточно обширным по площади; в-третьих, находиться вблизи железнодорожных путей  и воды; в-четвертых, местность должна быть  с  достаточным запасом лесных ресурсов для отопления помещений. После длительного отбора, выбор нужно было сделать между участками в волости Пялкъярви – Пялксаари,  и в волости Котинлахти — Континиеми.  Участок в Континиеми был хорош, но маловат по размерам, а усадьба в Пялксаари, принадлежащая сортавальскому  предпринимателю А.О. Супинену, продавалась по очень привлекательной цене. Остановились на Пялксаари (в настоящее  время  Партала).

В марте 1923 года на очередном собрании в г. Йоенсуу  собрались представители уже 19 сельских волостей. Доктор Сиирола в своей речи напомнил, что согласно новому законодательству бремя ухода за душевнобольными жителями в каждой волости ложится на местное самоуправление, и  поэтому строительство лечебницы в Пялксаари становится не только актуальным, но и необходимым. На мартовском собрании представителей Сортавала  и  Приладожских коммун не было, к проекту они присоединились позднее.

Сельскохозяйственная усадьба Пялксаари располагалась на полуострове северного берега озера Пялкъярви. До железнодорожной станции  по шоссейной  дороге — 2,5 км. Электроэнергию можно было получать от металлургического завода Вяртсиля. До ближайшего села  Пялкъярви  (совр. Пуйккола), где была церковь  — 10 км, до Сортавала  — 50 км, до Йоенсуу -   80 км.

Договор о покупке усадьбы подписали 20.04.1923 года. Сумма контракта составляла 900 тыс. финских  марок;  недвижимое имущество – 750  тыс.  финских  марок,  остальное имущество – 150 тыс. финских марок. Государственный кредит составлял 600 тыссяч финских марок. Остальные 300 тысяч  финских марок выплачивали волости из собранных в течение года налогов.

Имущество усадьбы было значительным: 60 га пашни и 535 га леса. Кроме сельхозпостроек, было 3 жилых дома, большое здание центральной усадьбы.

В здании центральной усадьбы было 16 комнат, которые привели в жилой вид и отдали в пользование главному врачу и заведующему хозяйством.

В доме управляющего и работников усадьбы было еще по 7 комнат, которые предназначались  для семейных пар  из обслуживающего персонала.

На скотном дворе были стойла для 56 коров, конюшня на 11 лошадей, свинарник на 25 свиней, рига для сушки зерна, молокообрабатывающий цех, кузница, холодильник, картофелехранилище, два зернохранилища, сенной сарай –  всего 21 строение. Лечебница предполагала  иметь свои продукты питания  и вести трудотерапию трудоспособных  пациентов.

У лечебницы не было только главного корпуса и части коммуникаций.

Коммуна Пялкъярви получила от государства кредит в сумме 1370000 марок сроком на 10 лет. Два миллиона марок выделило страховое общество «Суоми». Были решены вопросы финансирования строительства, подготовлены проектные и разрешительные документы. Архитектором выбрали Акселя Морне, имевшего опыт проектирования и строительство подобных объектов.

Изначально было решено, что здания строятся из прочного износостойкого материала, все основания и фундаменты из однородного гранита, стены кирпичные, кровли из гальванированного стального листа. Подрядчиком строительства выбрали фирму «O.J. Constructor» из Хельсинки.  Договор с ней был подписан 31.03.1924 года. Срок строительства установили до 31.12.1925 года. Технадзор за строительством и представителем заказчика поручили мастеру-строителю Пяйвясаари.

Для нормального функционирования межрайонной лечебницы для душевнобольных  необходимо было построить:  два главных корпуса (a La Axel Morne u Paviljoki), системы электроснабжение и отопления, дорогу от  железнодорожной станции до больницы, протянуть  линии телефонной связи.

Архитектор Аксель Морне требовал, чтобы строители неукоснительно соблюдали требования проекта и его указания. Фундаменты зданий делались, из блоков одноцветного гранита, из него же делалось крыльцо главного входа. Гранитные плиты на входе и на ступенях подвергались мелкой насечке, чтобы  не скользили ноги. Каменные блоки доставлялись из Калаамо железной дорогой. Остальные наружные ступени изготовлены из прочного бетона, облицованного металлическим уголком. Наружные и внутренние несущие стены и перегородки выкладывались из прочного обожженного кирпича (при простукивании такой кирпич издает звонкий звук). На остальные стены и перегородки можно было использовать более дешевый известково-песчаный кирпич. Нижнюю часть наружных стен на метр оштукатурили высокопрочным цементным раствором. Кладку стен начали 30 июля 1924 года.  Два здания были под крышей  к 22 ноября 1924 года.

В отделении для буйных пациентов установили зарешёченные окна с небьющимися стеклами толщиной 20 мм. Двери тоже ставились повышенной прочности с крепкими запорами и замками. В верхней части окна в каждом помещении устанавливали устройства для проветривания. Все электрические, водяные и канализационные сети заделывались в стены, чтобы исключить доступ к ним пациентов.

Главное трехэтажное здание больницы было 75 м в длину и 16 м в ширину. Здание было спроектировано симметричным, что позволило разместить мужское и женское отделения раздельно. В подвальном этаже расположены хозяйственные службы, кухня и столовая для персонала. Два верхних этажа было для пациентов на 120 мест, в центральной части здания была контора, приемная доктора, операционная и лаборатория, столовая для медицинского персонала и 13 комнат для медсестер. В  чердачном помещении центральной части здания установили две  железобетонные емкости для воды по 15 м3. В качестве туалетов в каждом из отделений устроили по 15 ватерклозетов и крепкие умывальники.

Второе  здание на 30 мест предназначалось для спокойных и работоспособных  пациентов. Название оно получило «павильон». В цокольном этаже были мастерские и жильё для заведующего.

Лечебница электроэнергию получала от собственной дизельной электростанции с аккумуляторами.

Строительные работы  с приведением в порядок территории  и дорожек для прогулок закончились  осенью 1925 года. Территорию огородили забором.

Металлические кровати для лечебницы заказали  в A.O. Rautasanry, остальную мебель в А.О. Хелюля.

Первого больного в лечебницу Пялксаари приняли 18.12.1925 года, к  апрелю 1926 года  все места в лечебнице были заполнены. Всего в лечебнице  было 160 мест – 100 мужских и 60 женских. Мужских отделений было 3, два из них закрытые, женских отделений — 2, одно закрытое.

Для поступления в больницу на лечение и содержание требовалось письменное направление местного врача, подтвержденное настоятелем церковного прихода с гарантией платы за содержание пациента, если он был не в состоянии услуги оплатить сам. Для неспокойных больных применяли успокоительные процедуры, лекарства и снотворное. Большая часть поступивших больных находились в возрасте до 40 лет. Это были рабочие, служащие, малоземельные крестьяне, предприниматели или ремесленники. Почти все спокойные пациенты участвовали в хозяйственных работах.  Места в лечебнице заполнились пациентами быстро, и вскоре их стало не хватать.

В 1927 году по требованию медицинского управления число мест в лечебнице увеличилось до 174.

В январе 1929 года для лечебницы купили новый микроавтобус «Форд».

В корпусе «Павильон» устроили домовую церковь, утварь для которой заказали в А.О. Хелюля.

Летом 1930 года обустроили и расширили двор для прогулок и огородили его забором с панцирной сеткой на бетонных опорах.

В 1932 году на территории построили теннисный корт и места для занятий физкультурой. На берегу озера оборудовали пляж для отдыха.

В 1933 году собрание представителей разрешило правлению лечебницы приступить к проектированию  и строительству дополнительных корпусов лечебницы.

Наняли выборгского архитектора Ялмари Ланкинена, который подготовил проект и смету на строительство ещё одного корпуса больницы. Представленный проект — это жилое здание в стиле функционализм с плоской крышей и смотровой  площадкой. Здание разместили на береговом склоне к юго-западу от основных корпусов больницы.  Его оснастили  своей  котельной,  расположенной   в цокольном этаже, здесь же расположили склад для овощей, гараж, два больших помещения для мастерских, прачечную и сауну для персонала. На втором этаже было 6 квартир и 4 одноместные комнаты для персонала. На третьем этаже — актовый зал и библиотека с читальным залом.

Объявленный на строительство конкурс состоялся 13.05.1934 году.  По его итогам  подряд на строительство получила фирма из Выборга К. Стенин. Строительные работы были закончены 15.12.1934 года. Правда, третий этаж полностью не был готов, так как фирма обанкротилась.

В годовом отчете за 1934 год об этом осталась лаконичная запись: «Внутренняя отделка третьего этажа не закончена». На сэкономленные средства купили подержанный ленточнопильный и токарный станки для механических мастерских. Мебель и оборудование могли изготавливать в своих мастерских.

В 1934 году благоустроили берег озера, пациенты и персонал больницы могли  в тёплые дни на пляже проводить лечение и купаться.

В это же время был оборудован стадион для занятий физкультурой.

Новое здание на берегу называли «Шестеркой». Оно действительно представляла функциональную смесь: одно отделение пациентов, овощехранилище, мастерские, жилье для персонала, библиотеку и актовый зал. В актовом зале могли проводить собрания, праздники и смотреть кинофильмы.

Береговое здание улучшило положение с жильём для обслуживающего персонала, но не решило основной проблемы нехватки мест для больных.

Волости, участвующие в проекте, требовали от правления принять меры к увеличению мест для своих пациентов.

В марте 1936 года на собрании представителей волостей было принято решение о строительстве нового главного корпуса.

Проект заказали уже знакомому архитектору Ялмари Ланкинену, подрядчиком определили мастеров — строителей из Куопио Кокконена и Хонковаара. Технадзор осуществлял инженер Арво Сало из Выборга, который  в это время жил с семьёй в Пялксаари.

Работы начались  22 июля 1936 года, под  крышу здание подвели к  4 ноября 1936 г. Проект  предполагал строительство нового основного корпуса больницы на 119 коек, доделку 3-го этажа берегового корпуса, реконструкцию здания котельной со строительством 40-метровой дымовой трубы.

Новое главное здание представляло 2-х и 3-этажные крылья, соединенные 5-этажной центральной частью. Большую 5-этажную часть окрестили «Пассажирским лифтом». На четвертом и пятом этажах центральной части разместили квартиры для обслуживающего персонала, а также помещения для врача и его помощника.

Для механика, уборщиц  и  под швейную мастерскую были выделены места на втором этаже.

Помещения для пациентов размещались на втором  и третьем этажах, мужские и женские отдельно.

На первом этаже расположились  канцелярия, все моечные отделения и сауна.

Основания и цоколи отлили из прочного бетона. Стены наружные и все несущие построили из обожженного финского кирпича. Своды оконных и дверных проемов укрепили железобетонными балками. Строения снаружи отштукатурили. Ступеньки и площадки внутренних лестниц выложены мраморно-мозаичным  орнаментом. Наружные и входные лестницы и крыльцо изготовлены из гранита. Бетонные полы были устроены в кладовках, архиве, курилках, парной бане и раздевалке. Мраморно-мозаичные полы — во всех умывальнях, туалетах, кухнях. В жилых и административных помещениях устроили  полы с теплоизоляцией, покрытые линолеумом и плиткой.

Помещения оснастили сигнальными устройствами и электрическими звонками. В холлах и комнатах отдыха были радиоточки.

В дверях спальных комнат пациентов были вырезаны окошки 4 х 30 см  с 6 мм стеклом для контроля.

В дверях особых помещений, например, в приемных для буйных пациентов, также были смотровые окна со стеклом от 10 до 14 мм. Замки в дверях все были с особыми ключами. Пороги дверей  усилили встроенными стальными или латунными скобами.

Здание снаружи красили износостойкой известковой краской,  металлические части — масляными красками на два раза, внутренние поверхности — известковыми красками разных оттенков.

От котельной до нового здания построили технический тоннель, таким же тоннелем соединили все ранее построенные  здания, которые отапливались от единой теплоцентрали. На береговом здании над кровлей построили открытую террасу. Все электрические, телефонные и сигнальные сети уложили под землю. Во всех кухонных помещениях для персонала установили дровяные плиты, облицованные кафелем. В новом здании было 119 мест для пациентов.

После всех преобразований общее количество мест для пациентов увеличилось с 221 до 353.

Основные работы по реконструкции лечебницы закончились к 1 ноября 1937 года, хотя работы по благоустройству продолжались ещё весь 1938 год.

Врачи и персонал. 

Первым главным врачом лечебницы для душевнобольных в Пялксаари был лицензиат медицины  доктор Пайно Сайло. Доктор Сайло проработал в лечебнице 6 лет  — с 1926 по 1931 год.

С 1932 по 1935 годы  главным врачом больницы был доктор Арви Йоханнес Хуусконен из Салми. Он запомнился любовью к спорту и ботанике. При нем силами общественности в лечебнице был оборудован теннисный корт, пляж для купания и занятий плаваньем. После Пялксаари Арви Хуусконен работал районным врачом в Суйстамо и Соанлахти, затем врачом туберкулезного отделения больницы в городе Сортавала.

Третьим главврачом в Пялксаари был Рагнар Валин. Супруга доктора Элли Элизабет, медсестра по образованию, играла на пианино, любила детей и устраивала для персонала и пациентов конкурсы и разные праздничные мероприятия. Она была родной сестрой супруги основателя лечебницы в Пялксаари, доктора Мартти Сиирола.   С увеличением мест в лечебнице справляться одному доктору стало трудно,  и с 1937 года было привлечено два младших врача.

В медсестрах и санитарах лечебница испытывала постоянную нужду. Удаленность от культурных центров и тяжелая работа вызывали текучесть работников, несмотря на хорошие заработки и полное социальное обеспечение.

Сортавальская организация Диаконис направляла постоянно двух сестёр на 2-месячную практику в Пялксаари, некоторые из них оставались там  на постоянную работу.

Основной коллектив состоял из  семейных  пар, где все члены семьи были заняты на работах в лечебнице.

Лечебница для душевнобольных в Пялксаари успела просуществовать по своему основному профилю два десятилетия.  Её пациентами были жители 33 сельских волостей Выборгской губернии и Северной Карелии, а также двух городов – Йоенсуу и Сортавала с  общим числом жителей около 300 тысяч человек. Больница предоставляла значительное число рабочих мест, она была оснащена всеми  современными коммунальными удобствами.

Лечебница  располагалась в красивейшем месте на берегу большого озера вдали от шумных населённых пунктов, до  железнодорожной станции было не более 2,5 км.

Война

Уже летом 1939 года в воздухе  чувствовалось нарастание  напряженности.

13.10.1939 года в лечебницу поступили первые «военные больные». Больницу стали освобождать от пациентов: больные в спокойном состоянии отправлялись по домам или в другие больницы. Всего в 1939 году выписали из Пялксаари 410 человек. Лечебница стала военным госпиталем № 25. Операционная располагалась на первом этаже старого главного корпуса.

13.03.1940 года  был  заключен мирный договор с Советским Союзом. Нужно было срочно эвакуировать  всё оставшееся имущество, людей и скот за пределы новой границы. Дойное стадо в количестве более 40 голов при сильном морозе перегнали в Китее.

Весной 1940 года на базе лечебницы в Пялксаари началось развертывание военного пограничного училища. Первым прибыл начальник училища полковник Клешнин. В середине мая начался прием учащихся в училище. Его курсантами стали в основном пограничники, прошедшие школу советско-финской войны. Были сформированы 24 учебные группы, которые свели в два батальона.

1 сентября 1940 года училище приступило к плановым занятиям.

2 июля 1941 года личный состав получил первое боевое крещение. В результате боевых действий 52 человека пали смертью храбрых; 140 получили ранения.

42 человека были награждены орденами и медалями.

Из Сортавала выпускники были направлены к местам назначения, а кадровый состав был передислоцирован  в город Реутов под Москву.

12.07.1941 года финны снова вернулись в Пялксаари.

Военный корреспондент Т. Еронен так описывал состояние лечебницы: «Вид, который останавливает нас, удивительный и удручающий. Как сказочный замок, возвышаются белые здания на берегу озера в окружении парковых деревьев. Основные здания целы, но их окружает море огня. Горят деревянные склады, дома, другие постройки и всё то, что может гореть. Дым поднимается из окон основных корпусов. Только один корпус, который несколько отдален от остальных, кажется целым. Подходим ближе и осматриваемся. Кругом разруха и запустение. Поля истоптаны, в парках вырыты окопы и ходы сообщения. Помещения заполнены горящей соломой, с помощью которой пытались уничтожить здания».  В конце августа было проведено обследование состояния хозяйства больницы и в ноябре приступили к восстановительным работам.

На восстановлении после пожаров зданиях лечебницы  работали военнопленные.

Общий объем помещений больницы составлял 7210 м3, из них требовалось отремонтировать и обновить 4500 м3. Окна и двери заменили, полы перестелили сухими 1,5 дюймовыми половыми досками. Все поврежденные электро- , радио- и телефонные линии и устройства обновили. Восстановили  водопроводные  и канализационные сети. Береговое здание было полностью восстановлено к сентябрю 1942 года. В течение зимы отремонтировали конюшню и свинарник, к нему пристроили временный скотный двор для коров.

Большую часть помещений занимал военный госпиталь, гражданских больных было немного. Их, по мере возможности, вели врачи госпиталя. На сельскохозяйственных работах все время было 6 человек военнопленных. В ближайших хуторах от лечебницы на сельхозработах также использовался труд военнопленных. Летом 1944 года госпиталь в Пялксаари действовал в качестве эвакогоспиталя. Только тяжелораненых с черепно-мозговыми ранениями держали 2–3 недели, остальным оказывали необходимую хирургическую помощь и отправляли в другие стационарные госпитали. Только за один день и ночь 16.07.1944 года через госпиталь в Пялксаари прошло 650 раненых.

13.09.1944 года поступил приказ об эвакуации персонала и пациентов госпиталя на территорию Финляндии, согласно  подписанному в Москве Соглашению о перемирии. Так закончилась деятельность больницы для душевнобольных.

С осени 1944 года до 1960 года в больнице и на территория Пялксаари располагалась пограничная служба, а также  находилась лечебница для инвалидов войны.

Затем в разное время в помещениях больницы размещался санаторий с водолечебницей и дом престарелых.

В 1990-е годы в части помещений  больницы размещался  республиканский санаторий матери и ребенка, а часть помещений  арендовал предприниматель из Сахалина, предлагавший гостиничные услуги состоятельным туристам.

В настоящее время располагается ГБСУСО «Партальский дом — интернат».

При составлении данной статьи использованы следующие материалы:

  1. «Районная больница для душевно больных» перевод Кяхконена Э.Э. книги Ууно Картунен «История города Сортавала»  июль 1932 г. // Акционерное общество «Сортавальская типография».
  2. НМС МКУК «РМСП» № 632 «Справочный материал по истории Ленинградского военного пограничного училища (1940 – 1941гг., К — ФССР, г. Сортавала, п. Партала)»  составитель Карпеченко С.В.

 

Совхоз «Искра».

 Автор: Собанина О. Г.,  заведующая ООР.

           

 «... Дрова каждый день для совхоза возили

 и циркульной пилою пилили.

Тянут по палке, а кто по четыре,

тянут-потянут и все растащили...

Такие сатирические куплеты на мотивы народных песен

 исполняли  участники художественной

самодеятельности  совхоза «Искра»:

бригадир тракторной бригады баянист Эдуард Корнилов,

трактористы Владимир Неофитов и Валентин Жуков,

прицепщик Анатолий Дидин, электрик Виктор Терентьев,

кассир Зинаида Ангел и другие ребята.[1]

Совхоз «Искра». До недавнего времени современный поселок Пуйккола был связан этим предприятием, вся жизнь крутилась вокруг этого производства. В газете «Красное знамя» часто писали о совхозе. То его ругали, то хвалили.

Но как все начиналось, наверное, не многие помнят, а возможно и не знают.

И так!!!!!!!! Советский период жизни поселка Пуйккола.

Поселок Пуйккола расположен на берегу озера Пялкъярви, и до 1940-го года назывался Ильяла или Пялкъярви.

Небольшое поселение Пуйккола с 1580 по 1940 годы действительно существовало, но оно находилось в нескольких километрах к северу от нынешнего одноименного поселка, ближе к поселку Вяртсиля.[2]

12 марта 1940 г. в Москве был подписан Мирный договор, который завершил военную компанию 1939—1940 годов между Советским Союзом и Финляндией.

Согласно этому документу, Советскому Союзу передавались Карельский перешеек и Северное Приладожье, которые были включены в состав Карело-Финской ССР.

Законом Верховного Совета КФССР от 9 июля 1940 года на новых территориях было образовано 7 административных районов в т.ч. Сортавальский.

26 сентября 1940 года Постановлением Президиума Верховного Совета КФССР в Сортавальском районе было создано 2 поселковых совета и 13 сельских советов, в том числе  Пуйкольский.

Центром сельского совета был поселок Пуйккола.  В сельский совет вошли следующие населенные пункты: Ала-Хови, Кякинкюля, Мякеля, Наатселькя, Парттиниеми, Потоска, Пуйккола, Пялкярви, Ялкасселькя.[3]

Новые территории заселяли советские переселенцы, прибывшие сюда из разных республик и областей Советского Союза.

Мирная жизнь продлилась недолго. 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война.  Финляндия выступила на стороне фашисткой Германии. Война продлилась довольно долго.

Осенью 1944 года территория Сортавальского района была освобождена. Сразу после заключения мира началась реэвакуация населения в район.

К концу 1944 года население Сортавальского района составляло около 35% от довоенной численности. В первые, послевоенные годы  из-за  низкой численности населения  в Сортавальском районе восстановлены были 4 поселковых и 8 сельских советов. Пуйккольский сельский совет не был восстановлен. Поселок Пуйккола стал входить в Пертипохский сельский совет.

Послевоенное заселение возвращенных территорий задача была сложная. В Приладожье большие территории не использовались в т.ч около 25 тысяч гектаров пашни. Для освоения пашенных земель требовалась дополнительная рабочая сила – не менее 11560 семей.[4] На территории Сортавальского района, на которой не были восстановлены колхозы, Постановлением Совета Министров и ЦКП(б) КФССР № 653 от 14 октября 1946 года «Об организации животноводческих совхозов Министерства мясной и молочной промышленности СССР на территории Сортавальского района»  были созданы  4 совхоза для снабжения трудящихся Ленинграда мясо-молочной продукцией, яйцами и другими продуктами животноводства. Совхозы находились в подчинении Сортавальского животноводческого треста, Главного управления животноводческих совхозов Ленинградской зоны Министерства мясной и молочной промышленности СССР. В Сортавальский животноводческий трест вошли:

совхоз № 1 – Саанлахтинский в п. Саонлахти,

совхоз № 2 – Юттулампинский в п. Юттулампи ,

совхоз № 3 – Пуйккольский в п. Пуйккола,

совхоз № 4 – Песунмякский в п. Песунмяки.

1 января 1947 года началось формирование штата предприятий, обеспечение жильем рабочих и служащих совхозов и другие необходимые меры для жизни людей. И давалось это достаточно трудно[5].

Вначале 1947 года в совхозы Сортавальского  животноводческого треста начинает поступать скот, о чем печатала газета «Красное знамя» «...На территории нашего района организуется 4 животноводческих совхоза. Сейчас в новые совхозы начинает поступать крупный рогатый скот, лошади, свиньи, овцы и куры. При совхозах будут организованы племенные фермы. Под посев зерновых и кормовых культур и для пастбищ совхозам выделено несколько тысяч гектаров земельных площадей. По плану к концу года в совхозы должно быть завезено 500 голов КРС, свиноматки, лошади и другой скот»[6].

В 1947 году в совхозах открываются фельдшерские пункты и школы, об этом свидетельствует газета «Красное знамя». «Во всех поселках Ленинградского животноводческого треста, открылись фельдшерские и фельдшерско-акушерские пункты»[7].

«Фельдшера – акушера Кочину Зинаиду Васильевну назначить на фельдшерский пункт совхоза № 3 (животноводческий) с 10 марта 1947 года. Оклад содержания 425 рублей + хлебные надбавка.»[8]. Ошанина Клавдия Павловна была назначена санитаркой.

«К предстоящему учебному году в районе открывается 5 новых начальных школ. Три из них будут работать в поселках животноводческого треста: Соанлахти, Пуйккола и Пусунмяки…. Для новых школ выделено помещение. В три из них выехали учителя.»[9]

Открытие начальных школ проводилось с учетом численности, плотности населения и с учетом перспектив ее экономического развития.  На основании Закона «Об обязательном начальном образовании» организовать школы с определённым числом учащихся в классе и полным составом педагогов было невозможно. Но было возможно на основании постановления Совета  Народных Комиссаров РСФСР 1943 года  открыть однокомплектные школы в населенных пунктах, насчитывающих не менее 15 детей школьного возраста и находящихся на расстоянии 3-5 км. от ближайшей школы.

Первая попытка организовать школу была предпринята еще в 1946 году. Об этом свидетельствует приказ Сортавальского РОНО «Косинец Эдуарда Григорьевича учителя Туокслахтинской начальной школы с сего числа  перевести в Пулкальскую начальную школу в качестве заведующего и учителя данной школы. К работе приступить с 15.08.1946 года».[10]  Но вероятно в 1946 году организовать школу не получилось. В 1947 году была предпринята новая попытка организовать школу. К июню 1947 года Пуйкольская начальная школа была готова к приему учащихся. Заведующий школой был вновь  назначен Косинец Эдуард Григорьевич. С июня он уходит в очередной отпуск и на период его отсутствия назначают заведующей Пуйкольской начальной школой Пертипохского сельского совета с 15 августа 1947 года  Оськина Ольга Николаевна.[11] «С 30 августа 1947 года Кошкина Ольга Андреевна назначается заведующая Пуйккольской начальной школой»[12], а Оськину Ольгу Николаевну отзывают от заведывания и оставляют учительницей этой же школы.[13] С 1 сентября 1947 года уборщицей Пуйккольской начальной школой  стала Лаврова Мария Егоровна.[14]

Вероятно, количество населения в 1947 году в поселке Пуйккола  было недостаточно т.к.  6 сентября 1947 года в связи с малым контингентом учащихся временно Пуйкольскую начальную школу закрывают. Заведующего Пуйкольской начальной школой Косинец Эдуарда Григорьевича с 6 сентября переводят в Суйстамскую 7-летнюю школу преподавателем истории-конституции СССР. Всех учащихся Пуйкольской начальной школы перевели в Суйстамскую 7-летнюю школу, а также передали все учебно-наглядное оборудование. Школьное здание и дрова передают под охрану лицу, указному сельским советом. [15]

С 4 октября 1947 года Оськину Ольгу Николаевну отзывают в распоряжение Сортавальского РОНО. Кошкина Ольга Андреевна учительница Пуйкальской начальной школой принимает  2 класс от тов. Оськиной О.Н.[16] Вероятно, один класс в начальной Пуйккольской школе существовал в 1947 году, т.к. в  ведомостях на выдачу заработной платы  Пертипохского сельского совета Кошкина О.А. числиться как заведующая Пуйккольской начальной школой.[17]

В 1948 году в Пуйккольской  начальной  школе было уже 4 класса. «Романову Александру Арсетьевну назначают уборщицей Пуйккольской начальной школы, а Лаврову Марию Егоровну снимают с работы, как не справившуюся с работой».[18] В газете ругают председателя животноводческого треста о плохой подготовке школы к новому учебному году «... Далеко не все сделано в четырех школах, расположенных на территории совхозов Сортавальского животноводческого треста. Ни к одной из них не подвезены полностью дрова. В совхозах № 3 и № 4 в школьных зданиях не закончен ремонт, который длиться уже более месяца. Управляющий трестом тов. Исаев и директора совхозов явно игнорирует подготовку к новому учебному году...»[19]

С 1 апреля 1949 года Кошкина Ольга Андреевна увольняется и передает заведывание Пуйкккольской начальной школой Косинец Эдуарду Григорьевичу, которого переводят из Суйстамской 7-летней школы.[20]

С 1949 года в СССР вводится обязательное семилетнее образование. В Постановлении Совета Министров РСФСР от 26 января 1949 г. говорится о полном охвате в детей и подростков семилетней школой и в сельской местности перевод в V классы всех детей, оканчивающих начальную школу.

В августе 1950 года Пуйккольская начальная школа переходит в разряд 7-летних школ. Первым директором и преподавателем русского языка Пуйккольской семилетней школы был назначен Бейнарович Евгений Васильевич.[21]

Для родителей Постановление Совета Министров и ЦК ВКП(б) КФССР № 390 от 16.06.1949 года «О введение всеобщего обязательного семилетнего образовании в КФССР» стало огромной  головной болью. Согласно этого документа «Родители или лица их замещающие за несвоевременное определение детей в школу или за допущение систематического непосещения детьми учебных занятий без уважительной причины привлекать к ответственности: к штрафу 100 рублей или исправительным трудовым работам до 1 месяца».

Хотя в совхозе платили заработную плату. Средняя зарплата была около 300 рублей, то 100 рублей для семьи были достаточно большие деньги.

В совхоз № 3 Пуйккольский прибывали люди со всех районов Советского Союза. В основном прибывали по вербовке достаточно небольшими партиями: в 13 января 1947 года прибыло 12 человек из города Рыбинска[22], 24 января 1947 года  — 12 человек из Ярославской области[23] и т.д.

Предприятие начало свою работу 1 марта 1947 года.

К  этому периоду было сформировано 2 фермы в двух поселках Пуйккола и Кокунваара.

В Пуйккола:

Административно-управленческий состав:

Комисарова Геннадий Павлович – агроном;

Павлов Евгений Павлович – главный бухгалтер;

Залычаев Дмитрий Тих. – механик;

Караблев Николай Павлович – завхоз;

Лавров Влад. Павлович – управляющий фермами;

Караблева Мария Д. – счетовод-кассир.

Центральная ферма № 1:

Животноводческая бригада – 8 чел.

Строительная бригада – 3 чел.

Хозяйственая бригада – 2 чел.

Механический цех – 5 чел.

Полеводческая бригада – 14 чел.

Детский сад – 4 чел.

Вторая ферма в поселке Кокунвара:

Животноводческая бригада – 2 чел.

Строительная бригада – 3 чел.

Полеводческая бригада – 5 чел.[24]

Таким составом был сформирован совхоз № 3 «Пуйккольский». Кто был директор совхоза – не понятно.

26 марта 1947 года прибывают по вербовке 35 человек из Борисоглебска[25].

Для бесперебойной работы совхоза работников постоянно не хватало. Текучесть кадров была большая. С дисциплиной было также не все в порядке. За прогулы, опоздания на работу, воровство — дела передавались в прокуратуру или в суды. Наказание были суровые.

Но, несмотря, на все трудности в январе 1948 года открывается ферма № 3 в п. Ленунваара и в начале 1949 года животноводческий участок «Партало».  Также в 1949 году были открыты участки в п. Макари и п. Тайпола. И на июнь 1949 года в совхозе уже работало более 56 человек.

13 апреля 1950 года по вербовке в совхоз прибывает 35 работников, 22 августа – 10 человек, в сентябре – 25 человек, в октябре – 21 человек. К большому сожалению, в документах не указано  из каких мест прибывали люди.

На участке Макари открывают племенную конюшню, свинарник и птичник.

В 1950 году в совхозе начинается строительство скотного двора, перевозка домов с финских хуторов и т.д.

Большая часть приехавших в совхоз работников не имела опыта работы в сельском хозяйстве. Для них в 1951 году были организованы трехлетние агрозоотехнические курсы без отрыва от производства. Заведующей учебной частью школы была назначена  Еремина В.В.  Занятия проводили специалисты совхоза, а также приглашенные учителя из сельскохозяйственного техникума г. Сортавала. Большого желания учиться — не было, да и специалисты совхоза  преподавать также не очень хотели.  Директор совхоза часто ругал зоотехника и агронома.

В июле 1953 года Сортавальский животноводческий трест переводится в подчинение правительства КФССР. Постановлением Совета Министров КФССР от 30 сентября 1953 г. № 739 Сортавальский трест животноводческих совхозов КФССР  упразднен.

Номерным совхозам бывшего Сортавальского треста были присвоены наименования.

В феврале 1954 года совхоз № 3 — Пуйкольский Сортавальского животноводческого треста получил название совхоз «Искра».

С 1954 года помощь совхозу в сельскохозяйсвенных работах стали оказывать студенты из г. Петрозаводска, а также ребята  местной школы.

В 1955 году в совхозе «Искра» произошли большие изменения.

На основании Постановления Совета Министров и ЦК компартии КФССР от 22 февраля 1955 года  ликвидируется совхоз «Правда».  Часть имущества, земель и около 70 работников  совхоза «Правда» была передана совхозу «Искра». «В связи с ликвидацией совхоза «Правда» зачислить рабочих с 26.03.1955 г. в совхоз «Искра»[26].

В марте 1955 года в состав совхоза вошла Кааламская МТС вместе с людьми и техникой.

10 марта 1955 года присоединен колхоз «Правда» со всем имуществом, землей и людьми в составе 39 человек. На территории колхоза была организована ферма № 4 в п. Пиртипохья,

12 марта 1955 года был присоединен колхоз «Красное Яккимо» со всем имуществом, землей и людьми в составе 23 человек. На территории колхоза, была организована ферма № 5  в п. Маткаселька, в мае 1956 года ферма № 5 перенумерована в ферму № 3 и в том же месяце была передана Вяртсильскому заводу[27].

Так формировался совхоз «Искра»,  о котором многие знают.

В 1958 году Кааламский и Пирттипохский сельсоветы объединены в один Рускеальскй сельсовет, с центром в поселке Рускеала.[28]  Поселок Пуйккола стал входить в Рускеальский сельский совет.

Совхоз «Искра» с центром в п. Пуйккола в  начале 1960-го года это крупное сельскохозяйственное производство. Совхозное хозяйство охватывало 10 населенных пунктов, 450 дворов. Всего на его территории проживало 650 человек, из которых 378 человек работали в совхозе.

В 1961 году у совхоза имелось 5208 га земель, из которых 4446 га были заняты сельскохозяйственными угодьями. Основной культурой растениеводства был картофель, в животноводстве преобладающее направление – КРС и свиноводство.

Об  успехах  совхоза писала газета «Красное знамя» «Труженики совхоза «Искра» взяли обязательство вырастить в текущем году по 230 центнеров овощей с гектара. Готовясь к весеннему севу, полеводы уже вывезли на поля свыше 6855 тонн органических удобрений... Хозяйство полностью обеспечено семенами зерновых, картофеля и овощных культур. Развернулись работы на парниках. Все 780 парниковых рам, предназначенных для выращивания рассады, очищены..., к парникам подвезены земля, торф и биотопливо. Сейчас овощеводы готовят часть парников для высева в них семян ранних сортов капусты. В ближайшие дни начнется сев на парниках.[29]

Но также в газете критиковали совхоз. «Полеводы совхоза «Искра» взяли обязательство получить урожай картофеля по 145  и овощей по 230 центнеров с гектара.

Борясь за выполнение принятого обязательства, труженики полей неплохо поработали….

Сейчас … важно своевременно и качественно провести весенний сев. С этим успешно справляется коллектив бригады № 1 четвертой фермы, возглавляемый бригадиром Н.И. Терентьевым…Но темпы весеннего сева в целом по совхозу крайне низкие. Если вначале медлительность с севом руководители совхоза объясняли тем, что трудно было заехать на поля из-за сырости, то нельзя сказать этого теперь…. Ссылаясь на затяжную весну, в совхозе не отрешились еще от раскачки.  В ряде бригад плохо организован труд людей, не уплотнен рабочий день, неудовлетворительно используются тракторы.

Вот, пример, 14 мая тракторист центральной фермы т. Лазарев приступил к дискованию зяби только в 11 часов 30 минут, а к двум часам, закончив дискование указанного участка, вынужден был оставить трактор, не зная где и что дальше делать.

С опозданием почти на два часа начал работу и тракторист т. Иванов на универсальном тракторном погрузчике на погрузке навоза. Причем из-за недостатка машин погрузчик значительное время простаивал.

Большую тревогу вызывают работы на парниках. Рассада перерастает, а пикировка задерживается. Плохо здесь организован труд рабочих. Все 16 человек одновременно делают одну и ту же операцию: то изготавливают горшочки, то пикируют рассаду и устанавливают горшочки в парники. Это снижает производительность труда. …. [30]

В одной газете ругали специалистов совхоза, в другой газете хвалили.

В апреле 1996 года совхоз «Искра» реорганизован. Правопреемником совхоза «Искра» стало муниципальное унитарное предприятие совхоз «Искра».

В дальнейшем МУП совхоз «Искра» был  ликвидирован.[31]

Директорами совхоза в разное время были Севостьянов М.К., Емельянов, Калачев Николай В., Денисовский Александр Дмитриевич, но по имеющимся архивным документам не всегда можно понять в какое  время кто руководил хозяйством. С главными специалистами также довольно все сложно.

В совхозе «Искра» работали люди, которые этому хозяйству отдали много лет своей жизни. Очень хотелось бы, чтобы труженики предприятия отозвались, поделились воспоминаниями, фотографиями и мы вместе сохранили историю. Мне кажется, что работникам совхоза «Искра» было бы приятно, что о них помнят и говорят.

[1] Газета «Красное знамя» «Самодеятельность в совхозе «Искра»

[2] Сайт МКУК «РМСП» статья «Puikkola. Пуйккола» авторы: Бердяева Т.Ю., Борисов И.В.

[3] МКУК «РМСП» Методическая библиотека Д.№ 280 «Историческая справка  «Админ. -территориальные изменения по КФССР...»

[4] Вавулинская Л.И. «Колхозная деревня северо-западного Приладожья в послевоенные годы (1945-начало1950 гг.)»

[5] Сорт. архив Фонд № 295 с-з «Искра» Св.1, Д. 1 «Приказы директора совхоза № 3 жив.треста» Приказ № 1 от 1.01.1947 г.

[6] Газета «Красное знамя» № 22 от 16 марта 1947 года статья «Новые совхозы»

[7] Газета «Красное знамя» № 37 от 11 марта 1947 года  «Фельдшерские пункты»

[8] Сортавальский архив Ф. 64 «Пертипохский сельский совет» Дело 3 «Выписки из приказов  Перт. с\с за 1947 год. Выписка из приказа № 28 от 10 марта 1947 года по Сортавальскому Райздравотделу»

[9] Газета «Красное знамя» № 57 от 20 июля 1947 года  «Новые школы»

[10] Сортавальский архив Фонд 78 св. 1 «Сортавальское РОНО» «Книга приказов за 1946 год». Приказ № 114 от 12.08.1946 года

[11] Сортавальский архив. Ф.78 св. 1 «Сортавальское РОНО» «Книга приказов за 1947 год». Приказ №111 от18.08.1947 года.

[12] Сортавальский архив Ф. 64 «Пертипохский сельский совет» Дело 3 «Выписки из приказов  Перт. с\с за 1947 год»

[13] Сортавальский архив. Ф.78 св.1 «Сортавальское РОНО» «Книга приказов за 1947 год». Приказ №118 от 30.08.1947 года.

[14] Сортавальский архив Ф. 64 «Пертипохский сельский совет» «Выписка приказов Перт. с\с за 1947 год»

[15] Сортавальский архив. Ф.78 св.1  «Сортавальское РОНО» «Книга приказов за 1947 год». Приказ №122 от 03.09.1947 года.

[16] Сортавальский архив. Ф.78 св.1 «Сортавальское РОНО» «Книга приказов за 1947 год». Приказ №137, 139 от3,7.10.1947 года.

[17] Сортавальский архив Ф. 64 «Пертипохский сельский совет» «Ведомости выдачи заработной платы Перт. с\с за 1947 год»

[18] Сортавальский архив Ф. 64 «Пертипохский сельский совет» «Выписка приказов Перт. с\с за 1947 год»

[19] Газета «Красное знамя» № 56 от 5 августа 1948 года статья «Создать условия для хорошей работы школ»

[20] Сортавальский архив. Ф.78 св.1 «Сортавальское РОНО» «Книга приказов за 1949 год». Приказ № 20 от 25.03.1949  года.

[21] Сортавальский архив. Ф.78 св.3  «Сортавальское РОНО» «Книга приказов за 1950 год». Приказ № 92 от 26.08.1950 года.

[22] Сорт. архив Фонд № 295 с-з «Искра» Св.1, Д. 1 «Приказы директора совхоза № 3 жив.треста» Приказ № 2 от 13.01.1947 г.

[23] Сорт. архив Фонд № 295 с-з «Искра» Св.1, Д. 1 «Приказы директора совхоза № 3 жив.треста» Приказ № 4 от 24.01.1947 г.

[24] Сорт. архив Фонд № 295 с-з «Искра» Св.1, Д. 1 «Приказы директора совхоза № 3 жив.треста» Приказ № 17 от 3.03.1947 г.

[25] Сорт. архив Фонд № 295 с-з «Искра» Св.1, Д. 1 «Приказы директора совхоза № 3 жив.треста» Приказ № 26 от 26.03.1947 г.

[26] Историческая справка к фонду совхоза «Искра» г. Сортавала КАССР. Сортавальский архив.

[27] Историческая справка к фонду совхоза «Искра» г. Сортавала КАССР. Сортавальский архив.

[28] Указ През. Верх. Совета КАССР от 23 сентября 1958г, протокол  № 22

[29] Газета «Красное знамя» № 34 от 19.03.1960 года «Парники очищены»

[30] Газета «Красное знамя» № 58 от 17.05.1960 года «В совхозе «Искра» плохо используется техника»

[31] Историческая справка к фонду совхоза «Искра» г. Сортавала КАССР. Сортавальский архив

 

Оставить комментарий

Ваш email адрес не будет опубликован.Поля обязательные для заполнения *